Франковский архитектор «защитил» новая детская площадка на Мицкевича (ФОТО)

Франковский архитектор «защитил» новая детская площадка на Мицкевича (ФОТО)

Франковский архитектор Андрей Назаренко еще раз написал о дружественном к ребенку общественное пространство и разъяснил почему именно такой детскую площадку нужен на Мицкевича. Об этом он написал на своей странице в сети Facebook.

Детская площадка

Детская площадка придумал Фридрих Фребель (1782-1852) — тот самый, что придумал детские сады. «Дети будут растениями, а я их садовником!» — оттуда и название. Но его детские площадки использовались только для досуга на территории садов. Общественные же детские площадки, какими их знаем мы, распространились позже — в начале XX-го века, и причиной послужило стремительное развитие автотранспорта. До этого естественным пространством для игр были обычные улицы, которые стали опасными после прихода авто. Теодор Рузвельт в одной из своих речей сказал:

«Игра — это фундаментальная потребность, поэтому дети должны обеспечиваться детскими площадками так же, как школами. Это означает, что они должны распространяться городом в пределах пешей доступности каждого мальчика и каждой девочки, потому что дети еще не могут позволить себе проезд».

Первый детская площадка Амстердам, Альдо ван Эйк, 1947

Необходимость

В центре Ивано-Франковска имеем подобную ситуацию, но мы пошли дальше. Застройка «свободной земли между домами» и машины вытеснили детей даже из внутренних дворов. И на проблему с дворами накладывается проблема с общественным пространством.

Минутка теории: бывают частные (присадиба), получастные (двор многоквартирного дома) и общественные (сквер или парк) просторы и они отличаются доступностью. Присадиба доступна только для владельцев, а общественные пространства — для всех. То есть, для всех граждан. А гражданином человек становится с момента рождения.

Общественные пространства предназначены для социальной активности: пообщаться, попить кофе, почитать газету, поиграть в шахматы. Для детей же способы общения очень ограничены в силу психофизического развития. Они не могут болтать за чашкой кофе и не могут читать газеты. Они общаются и познают мир через игру. Можно помочь им в этом, обеспечив их игровыми элементами и сделав общественное пространство интересным для детей, или можно позволить им пользоваться на свое усмотрение тем, что уже есть: собирать палки, бегать, рисовать мелом. В общем, оба сценария имеют право на жизнь. Но так же и со взрослыми: можно не устанавливать лавочки и не открывать кофейни; зато просто сидеть на тротуаре.

Почему именно Мицкевича?

История с детской площадкой на Мицкевича началась с конкурса, организованного Марьяной Вершиніною в 2014-м году единственным принятым к рассмотрению проектом, который и опубликовали в интернете. Он предусматривал устройство детской площадки на территории сквера, между деревьями. Публикация была воспринята очень неоднозначно, собрала более 700 комментариев и в конце концов перерос в «Международный архитектурный конкурс Child-friendly public space», подготовка к которому длилась около полугода [http://www.child-friendly.org/]. Конкурс собрал 82 проекта из 28 стран мира. Было выбрано пять локаций города, в которую включили и площадь Мицкевича, но не территорию сквера, а прилегающие тротуары. Жюри из Украины, Польши, Австрии, Германии, Канады и Чили присудили премии, которые удалось собрать с помощью местных бизнесов и меценатов. На этом конкурс как самодостаточное событие истек, проекты передались городу и каждый имел право реализовать любой. Позже Марьяна взялась реализовывать вторую премию, в десять раз уменьшив объем проекта.

Выставка шорт-листа проектов экспонировалась в июне 2015-го года на вул. Витовского

Эстетика, этика и исторический контекст

Первая проблема, которая сразу бросается в глаза: несоответствие новых форм историческом контекста. Это не удивительно, потому что во времена создания майдана Мицкевича детские площадки еще не были распространенной практикой и эта функция действительно чужая столетнем майдана — это факт, против которого глупо спорить. Но пандусы для людей с инвалидностью также являются чужими старым зданиям, например, музеям и, исходя из вопросов эстетики, правильнее всего было бы сказать: люди с инвалидностью должны посещать специальные музее в специально отведенной территории. Но так не делает никто и внешние лифты на тысячелетних стенах не вызывают возмущение, потому что вопросы этики является фундаментальней.

Примеры пандусов из брошюры «Easy Access to Historic Buildings»

 

Временная 17-метровая горка, устроенная на период реставрации имения XVII-го века

 

 

Детская площадка в исторической среде Лондона, вблизи колеса обозрения «The London Eye».

Безопасность

Вторая проблема: безопасность. Здесь мы не первые. Статья «могут Ли детские площадки быть слишком безопасными» [http://www.nytimes.com/2011/07/19/s…] выпускника Йельского университета, журналиста Джона Терне для «Нью-Йорк Таймс» рассказывает нам о удивительные парадоксы, ссылаясь на ведущих профессоров со всего мира.

Например, излишне безопасный детская площадка кажется детям слишком скучным. Через естественную потребность преодолевать вызовы, ребенок начинает использовать игровые элементы по назначению: съезжать вверх ногами или использовать для лазания обратную сторону оборудования. Сценарии детского поведения непредсказуемы и именно поэтому это делает «безопасная детская площадка» непрогнозируемо опасным. Если ребенок не встречается с риском, не преодолевает страхи и не чувствует победы — такой детский площадка делает медвежью услугу. Психологи объясняют рост многочисленных фобий, например, страха высоты у взрослых именно излишне безопасными детскими площадками. Эту проблему понимают производители игрового оборудования и ассоциации, которые занимаются выпуском нормативов, но продолжают создавать слишком безопасные площадки за страха судебных исков от родителей.

Увеличение травматичности игрового оборудования после ужесточения норм безопасности зафиксировано в научных исследованиях, например: http://eprints.mdx.ac.uk/4990/

Детская площадка музея «Чатемський исторический порт», Кент, Англия. Мягкое покрытие под горками и каменная брусчатка под парапетами для лазания и балансирования.

Но вокруг брусчатка!

На Западе типы покрытия детских площадок нормируются. Это означает, что и резина, и деревянная стружка, и асфальт, и бетон могут служить покрытием детской площадки, при условии ограничения высоты игровых элементов. Для игр «на земле» брусчатка подходит, но для качели или горки — нет.

Детская площадка в Калгари, Канада. Хоть поверхность и усеяна песком, склоны и горки выполнены из бетона и камней. Больше фото: http://calgaryplaygroundreview.com/st-patricks-island-park-playground/

Игровые ландшафты

Тренд, который быстро набирает обороты — игровые ландшафты («playscapes», в противовес «playground»), то есть игровые элементы, интегрированные в городской или природный ландшафт. Это в основном экспериментальные пространства, которые не содержат типичных игровых элементов, как горка или качели. С этой точки зрения, концепция ивано-франковского дружественного к детям общественного пространства ближе к игровому ландшафту, чем к детской площадке.

Городской игровой ландшафт. Склоны выполнено из бетона.

Еще один интегрирован в городское пространство игровой ландшафт. Элементы для лазания облицован той же плиткой, тротуары.

Бетонные лабиринты в городском парке

Недостатки и преимущества

Вполне удобное недостаток, на который обращают внимание даже сторонники — слишком яркие цвета. Стереотип об использовании ярких цветов, что существует в постсоветских странах, не подтверждается на Западе. Из уважения к исторической среды, фонари для лазания и горки могли бы выполняться в другом цвете или материале. Зато габариты и объемы элементов подобраны так, что детская площадка почти незаметный непосредственно со сквера, потому что высота холмов ниже высоты чугунной ограды, а элементы для лазания не создают помех для обзора, являются прозрачными.

Найдите детская площадка

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.