Хулиганы, которые ловят сепаратистов. Лидеры объединения С14 (“Сич”) рассказали о свои взгляды и отношения с правоохранителями

Хулиганы, которые ловят сепаратистов. Лидеры объединения С14 (“Сич”) рассказали о свои взгляды и отношения с правоохранителями

С14 (“Сечь”) – группа, которая декларирует борьбу против сепаратизма в далеких от фронта городах.

ВВС Украина пообщалась с лидерами объединения С14 (“Сич”) о их взгляды и отношения с правоохранителями.

Активизм и АТО

Евгений Карась – киевский активист, принимал участие в протестах против застройки Сквера Стуса и перестройки Гостиного двора. В 2014 году баллотировался в Киевсовет по спискам “Свободы”, но не прошел.

Александр Войтко был журналистом и преподавал в Могилянке.

Оба поддерживали Евромайдан, а после начала конфликта вступили в батальон “Киев-2”, откуда перешли в батальон “Гарпун” (подразделение специализировалось на разведке и антидиверсійних действиях).

Оба являются участниками АТО.

Впоследствии, когда “Гарпун” расформировали и бойцов перевели в полк “Миротворец”, ушли со службы. Как говорят – за того, что руководство полка “витискало” с него добровольцев.

Евгений Карась и Александр Войтко входящих в объединение С14. Среди прочего, его члены занимаются тем, что проводят “воспитательные беседы” с теми, кого считают “сепаратистами”.

На Youtube-канале группы есть несколько видео с достаточно жесткими разговорами.

“Мы много общались с людьми на Донбассе. И почувствовали, что ситуация там сложилась так, потому что все время относились: ну хорошо, кто вышел на пророссийский митинг; хорошо, среди них есть россияне; хорошо, они что-то там захватили. А потом стало поздно”, – рассказывает Евгений Карась.

“Поэтому мы считаем, что это надо пресекать изначально. У людей, которые ходят по мирным городам и считают, что Украина – это не государство, что здесь должен быть “Русский мир” или сочувствуют боевикам ЛДНР – не просто идеология. Это те, кто уже завтра может начать стрелять и убивать”, – добавляет он.

В то же время, они настаивают – никого не бьют, а только занимаются “мелким хулиганством”.

“Если человек откровенно высказывает антиукраинские взгляды, ее, конечно, нельзя калечить или убивать. Однако и молчать об этом нельзя… Поэтому мы считаем, что здесь надо заниматься мелким хулиганством – дать пощечину, останавливать их, не давать им это говорить”, – объясняет Евгений Карась.

По его словам, “здесь речь идет о немного других вещах, чем диалог”.

А Александр Войтко считает, что таким образом С14 участвует в “гибридном конфликте”: “От начала конфликта наше государство говорит о гибридной войне, но сама ее не ведет. Она ведет обычную войну на Востоке, а на вызовы на остальной территории она отвечает очень слабо”.

Старые знакомые

Ребята говорят: к вооруженных формирований присоединилось много пророссийских активистов, с которыми у них возникали конфликты 2014 года.

Приводят пример человека, который планировала устроить автопробег по Украине с бюстом российского императора Николая II.

Тогда дело дошло до драк.

“Мы с ними подрались и говорим – если вы хотите диалога между народами, давайте говорить, что вот – мы, Украина, и россияне – какие-то нам соседи. Но Николай – это имперское прошлое, мы этого не допустим… Вроде нашли общий язык, чтобы было меньше драк”, – вспоминает Евгений Карась.

“Так вот, этого человека убило СБУ во время задержания в Харькове в 2014 году. У него в рюкзаке были магнитные мины и пистолет с глушителем”, – рассказывает один из руководителей С14.

“И это был киевский парень, с которым мы бы поладили! Просто у него были пророссийские взгляды. Не прошло и полгода войны, как он в Харькове готов был убивать”, – удивляется Евгений Карась.

(Из сообщения СБУ от 24 октября 2014 г.: “Четырех вооруженных диверсантов СБУ задержала во время подготовки ими взрыва на территории пиротехнического завода в Харькове… При задержании боевики оказали сопротивление, использовали против правоохранителей ручную гранату, открыли огонь из пистолета, получил серьезное ранение сотрудник СБУ. Один из диверсантов, который вел прицельный огонь, во время спецоперации был обезврежен“.)

“Оппоненты нам говорят – почему вы не на Востоке? Сидите в окопах и воюйте там. Им очень не нравится, что кто-то им противостоит здесь. Возможно, на это и была ставка – что все патриоты и действенные люди погрязли в войне, а тут открылся простор, чтобы подорвать изнутри”, – предполагает Александр Войтко.

Отношения с полицией

Ребята сетуют, что полиция недостаточно реагирует на угрозу сепаратизма в городах, которые находятся далеко от фронта.

“Знаю случай, когда в Киеве люди включили откровенно сепаратистскую музыку. На это трижды вызывали патрульных, а те не знали, что делать”, – отмечает Евгений Карась.

“Уже потом этим сепаратистам набили рожи и они даже не спрашивали, за что. И люди вокруг сказали: молодцы ребята. Вот такая ситуация: когда есть нарушение закона, но не нарушения нормы общества”, – добавляет он.

Кто именно “набил морды” за “откровенно сепарський рэп”, он не уточняет.

В своих сообщениях о подобных случаях С14 нередко использует обтекаемую формулировку “неизвестные патриоты”.

На вопрос о том, не возникало ли у группы проблем с законом за такие “воспитательные беседы”, говорят: “Мы проводим преимущественно мирные акции. Если кто от нас пострадал, то мы не в курсе”.

Ли открытые против активистов уголовные дела за это, также не знают.

“Здесь такая ситуация – полиция понимает, что если начать делать уголовное дело, то возникнут вопросы и к ней. Если, например, у преступника разбитый нос – но почему этот преступник ходит здесь?” – спрашивает Евгений Карась.

В комментарии ВВС Украина спикер МВД Артем Шевченко рассказал, что пока никаких вопросов к С14 в правоохранителей именно через “воспитательные беседы” не возникало.

“Хотят проводить воспитательные беседы с “бытовыми сепаратистами” – не вопрос. Но не нарушай закон, не применяй силу, не совершай преступления”, – предупредил Артем Шевченко.

О ни один конкретный случай нарушений со стороны членов С14 ему не известно.

“Если они будут нарушать закон, их будут привлекать к ответственности. Как их друзей, по версии следствия”, – добавил представитель МВД.

Дело Бузины

Следствие, о котором упомянул Артем Шевченко, касается дела об убийстве публициста Олеся Бузины.

По подозрению в совершении этого преступления были задержаны двое экс-бойцов АТО – Денис Полищук (54-й разведбат) и Андрей Медведько (“Гарпун”), – приближенные к объединению С14.

Сейчас их выпустили из-под стражи, защита отвергает причестність к убийству публициста. В деле недавно завершилось досудебное следствие.

Именно этим Артем Шевченко и объясняет все нарекания группы С14 о том, что их вынудили оставить службу в “Миротворцы” (Александр Войтко, например, только недавно написал заявление об увольнении, а до этого судился за результаты переаттестации).

“Эти ребята находятся в системном противостоянии с национальной полицией еще с тех времен, когда их друзья были заподозрены в убийстве Бузины. Они это восприняли как наезд на свое неформальное образование”, – говорит Артем Шевченко.

“Они создают из себя таких “Дон Кихотов”, которых преследует вся полиция… Это все абсурд. Они не настолько весомые и влиятельные”, – добавляет представитель МВД.

Он также подчеркнул, что общественная деятельность и служба в полиции – разные вещи: “Возможно, на определенном этапе их общественная деятельность и позиция относительно постоянного конфликта с полицией вошли в противоречие с возможностью службы в рядах полка “Миротворец”.

“У полиции нет никаких общественных движений. Если ты хочешь заниматься общественной деятельностью, раскручивать бренд своего неформального объединения – вперед. Но не нарушай при этом закон и не служи в полиции”, – резюмирует Артем Шевченко.

Политические амбиции

Ребята с С14 признаются – действительно имеют определенные политические амбиции.

“Нашей идеологией является украинский национализм, но много внимания уделяем социальной деятельности”, – говорит Евгений Карась.

Одновременно они отрицают связи с неонацистскими идеями – говорят, что цифра “14” в названии появилась потому, что “Сич” была создана 14 октября, а не через связь с неформальной символикой праворадикальных движений “1488”.

“С14 – это “Сечь”. Рассказывают, что в подпольных типографиях УПА не было буквы “и”, и вместо нее писали “1”, – добавляет Евгений Карась.

“У нас политическая амбиция – привлечь внимание общества к тому, что Украина ведет тяжелую войну за независимость. И как она завершится, пока не решено”, – говорит о своих мотивах Александр Войтко.

“Почему мы занимаемся противодействием сепаратистским движениям в Киеве? Ибо без этого не может быть постоянства в каких социально-культурных движениях…”, – добавляет Евгений Карась.

“Это не то, что нам весело кого-то ловить. Это, на самом деле, занимает много и времени, и это риск – они так же могут ловить нас. Хотя мы не боимся: на войне, как на войне”, – говорит он.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.