«На самом деле медицина платная и очень дорогая», – Роман Фищук о реалиях образования и работы молодых медиков в Украине и за рубежом

«На самом деле медицина платная и очень дорогая», – Роман Фищук о реалиях образования и работы молодых медиков в Украине и за рубежом

Отоларингологу Романа Фищуку 30 лет. За плечами у него целый перечень международных стажировок и успешных операций. А еще – собственноручно открыт Центр слуха при Ивано-Франковском национальном медицинском университете. Про обучение и работу молодых врачей, состояние украинской и зарубежной медицины, почему он мало верит в медицинскую реформу, но не едет работать за границу, Фищук рассказал «Репортеру».

– Роман, как выглядит работа молодого медика в Украине?

– Конечно, работается нелегко. И первопричиной тому является, как бы не выглядело на первый взгляд, даже не низкие зарплаты. То больше социальная проблема. Трудности начинаются еще на этапе обучения. У нас, чтобы стать лором, – а это хирургическая специальность – дается два года интернатуры. За рубежом – от трех до шести. Там, пока наставник не подпишется под тем, что ты можешь выполнить одну, другую и еще другую операцию сам, до тебя не отпустят в самостоятельное плавание.

У нас, кроме того, что обучение является коротким, количество молодых врачей большая. Поэтому тех, кто может получить практические знания, мало. Интернатуру заканчивают много людей, но готовых брать на себя ответственность и оказывать хирургические услуги – значительно меньше.

Еще есть конкуренция между тем, кого и как учат. Скажем, если у тебя есть родственники-медики в твоей специальности, то шансов получить хорошие знания у тебя больше. Если же ты самостоятельный – значительно сложнее.

И вопрос зарплат тоже. Я пять лет назад закончил интернатуру. Работаю в больнице на полставки. Формально это с 8.00 до 12.00. Но работа в больнице – это не четыре часа в день. Если хочешь работать, то приходишь, когда приходят пациенты. Иногда рабочий день может длиться до 12 часов. Это если считать вместе с бумажной работой. И если работать от часа до часа, то успех в медицине можно и не думать. За работу в больнице получаю 1600 гривен.

– У вас большой опыт зарубежных стажировок, совместных операций с иностранными врачами. Насколько отличается нынешняя ситуация в украинской медицине от зарубежной?

– На самом деле проблемы у всех похожие. У них тоже есть недостаток финансирования. Единственная существенная разница в том, что за рубежом ресурсы используют более рационально. Например, есть хирургическое отделение на 30 коек. У нас в нем могут работать 10-15 врачей. О какой хирургическую активность каждого из них может идти речь? За рубежом в таком отделении работать 2-3 врачи. Соответственно они будут постоянно нагружены. Врач, который проводит 200 операций в год, конечно, будет более профессиональным по того, который делает 20 операций.

У нас привыкли, что медицина бесплатная. А она платная и очень дорогая. Вопрос лишь в том, кто за нее платит.

А еще так сложилось, что медицинская отрасль считается «социальной» не только для пациента, но и к врачам. То есть, увольнять людей из медучреждений не сильно хотят, ибо как это так, человек кучу лет проработала, многие продолжают работать после пенсии, потому что пенсии небольшие. С одной стороны, медицинское сообщество относится с пониманием к тем реалиям, в которых живем, с другой – от этого страдает качество услуг.

– Различаются подходы в подготовке медиков?

– Здесь следует разделять дипломную и последипломное образование. Если сравнивать Украину и другие страны, то первое, что бросается в глаза, – у нас большое количество заведений и студентов. Дальше разница в мотивации преподавателей. Там заинтересованы в том, чтобы выпустить специалиста лучшего за себя, или хотя бы равного себе. У нас наоборот – чем менее качественного врача ты выпустил, тем тебе лучше – меньше конкурентов.

– Как в таких условиях справляются те, кто хочет учиться?

– Есть формальный аспект. Все врачи с определенной периодичностью должны проходить аттестацию, обучение. Как оно происходит и насколько качественным является – другой вопрос. Есть неформальный аспект. Здесь уже каждый мотивирует и ищет возможности сам. Ехать за границу или искать возможности здесь. Посещать мастер-классы или участвовать в конференциях. Те, кто работает в частных клиниках, четко понимают, что есть рынок – пациенты идут к лучшим. Поэтому стараются принимать участие в профильных мастер-классах, нередко посещают курсы по коммуникации или конфликтологии.

Если знаешь хотя бы один иностранный язык, то можешь общаться с коллегами со всего мира. Конечно, есть и такие, кто делает проще – учит язык и едет в другую страну работать, чтобы избежать здешних проблем.

 

– А вы почему остаетесь в Украине?

– Когда я учился по обмену в США. Там увидел, что американские дети, подростки имеют доступ к множеству возможностей в образовании и саморазвитии. Тогда и подумал: мы ничем не хуже, так может быть и у нас. Для себя понял, что мы имеем такое же право на образование, саморазвитие и медицинские услуги, как и все остальные. Поэтому здесь пытаюсь создавать доступ к медицинским услугам, которые есть в других странах.

Почему не еду за границу? Потому что здесь работы много. Если все повиїжджають, то кто будет работать? Надо лишь делать свою работу и искать возможности, чтобы воплощать свои идеи. Конечно, это непросто. Но пока я далеко от момента, когда скажу, что все, больше не могу работать в таких условиях. Пока есть желание, энтузиазм и силы делать то, чем я занимаюсь.

– Что такое Центр слуха, который вы основали?

– Идея возникла несколько лет назад. Тогда пациентам с проблемами со слухом для полноценной диагностики нужно было ездить в разные города и разные заведения. До Франковска проводить хирургическое лечение таких больных приезжали иностранцы. Но проблема диагностики не решалась. Я поехал на учебу за границу. Нашел оборудование и открыл Центр слуха при университете. Сейчас работаем в трех направлениях. Медицинский – качественная диагностика и лечение пациентов с потерей слуха, образовательный – врачи, студенты видят, как оборудование работает, какие есть возможности, гуманитарное направление – организация благотворительных и просветительских мероприятий, бесплатные обследования. Центр расположен на базе центральной городской больницы, поэтому пациенты также имеют доступ к услугам. Преимущество в том, что весь спектр услуг по обследованию слуха от новорожденных до взрослых можно получить в Франковске.

– Где удалось, цитирую, «найти оборудования»?

– Через личные контакты. Обращался к людям и они мне помогали. Первое оборудование получил за то, что ездил волонтером в Африку. Месяц обследовал людей, учил медперсонал. В качестве благодарности организация помогла мне. На некоторое оборудование нужны были деньги – брал кредит, ибо оно недешевое. С некоторым помог Ричард Вагнер – хирург, с которым я работаю. На некоторые подавался на грант. Пытался найти любые пути.

– Что думаете о медицинской реформе?

– Любые инициативы в здравоохранении, если они на пользу пациента, – это хорошо. Но сейчас вижу, что люди говорят, но разговоры остаются максимум на уровне документов Кабмина. Технически никто не прописывает, как это должно воплощаться в жизнь.

То, что сверху что-то делается – хорошо, но, к сожалению, там нет столь великой команды, которая бы могла реально внедрить изменения. Группа работает мощно, но они не могут побороть лобби, сопротивление, который является с другой стороны.

Сейчас, как по мне, эффективнее работать на локальном уровне, где можно реально воплощать изменения.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.