«Промприбор» для Франковска – и вызов, и возможность», – соучредитель культурно-образовательного центра ufaFabrik Berlin Зіґрід Німер

«Промприбор» для Франковска – и вызов, и возможность», – соучредитель культурно-образовательного центра ufaFabrik Berlin Зіґрід Німер

38 лет назад немка Зіґрід Німер и ее друзья заселились в покинутую фабрику по производству кинофильмов в Берлине и взялись делать из нее культурно-образовательный центр ufaFabrik. В настоящее время центр считается одним из первых успешных примеров ревитализации постиндустриальных пространств в Европе, а Зіґрід приехала к Франковска помочь в преобразовании «Промприбора».

– Зіґрід, что о вас должны знать франковцы?

– Родилась и выросла в Северной Германии. Впоследствии переехала на учебу в Западный Берлин, который в то время был окружен Восточной Германией. Изучала педагогику и искусство. После университета мы с друзьями основали так называемый working life project, то есть проект, в котором можно было бы жить и работать.

– Как появилась идея проекта?

– Я выросла во времена экономического чуда. Тогда много внимания уделяли восстановлению страны, возвращению семей к нормальным условиям жизни, воссоединению. Вместе с тем мы с друзьями заметили, что в этом всем забываются важные вещи – для чего мы живем? Мышление за рамками жесткой инфраструктуры привело к тому, что мы начали думать над новыми смыслами.

Это было время переосмысления многих вещей. В частности, мы думали о образовательную систему. Или академический способ обучения является единственным возможным, есть более прикладные пути? Здравоохранение – действительно ли нужно столько медикаментов, а, возможно, применять только природные лекарства?

Переосмысление касалось многих сфер жизни. В частности семьи. Мы размышляли над тем, папа, мама, двое детей – единственная возможная форма сосуществования людей или возможны другие. В какой-то момент мы объединились, наняли два лофты (промышленное помещение, переделанное под жилье, – Авт.) начали там жить и работать. В 1978-м организовали фестиваль «Переосмыслить и изменить», посвященный окружающей среде. В течение шести недель мы использовали разные источники энергии и дружественные к окружающей среде приемы. А затем внедрили их в жизнь на постоянной основе.

Также в лофтах мы создали пространство, которое назвали «Фабрикой для культуры, спорта и ручной работы». Это был общественный центр, открытый абсолютно для всех. Каждый мог прийти, пообщаться, чему-то научиться, например, игре на гитаре, позаниматься спортом. Впоследствии мы открыли там бар.

– Как реагировали берлинцы на ваши проекты?

– Нам стоило больших усилий объяснить и показать, что мы являемся нормальными дружелюбными людьми. Это было время, когда в Западном Берлине все еще действовали напівтерористичні группировки, которые похищали политиков. Идея пространства заключалась в том, чтобы избежать всех политических разграничений и пригласить к дружескому диалогу всех, кто в нем нуждался. Чтобы достичь дружеских отношений между людьми, которые имеют разные взгляды, разные ценности, мы использовали искусство, креатив, иногда юмор, иронию. Мы решили сконцентрироваться на том, что каждый человек является ценностью и заслуживает на хорошую жизнь для себя, своей семьи и друзей. Это те вещи, которые объединяют и политиков, и рабочих. Не скажу, что все попытки были удачными. Но мы не сдавались и нам удалось.

– Расскажите о ревитализации заброшенной фабрики.

– От проекта к проекту мы начали «обрастать» людьми и поняли, что нуждаемся больше пространства. Четко знали, что нам нужна историческое здание. Начали присматриваться к старых домов. Понимали, что городская администрация не будет воспринимать нас серьезно, потому что у нас не было ни репутации, ни средств для крупных инвестиций, а потому диалог по согласованию может продолжаться несколько лет. Столько ждать мы не могли. Один из друзей показал нам фабрику, в которой когда-то производили кинофильмы. Это было идеальное место – семь очень разных зданий, которые можно наполнить различными функциями. В частности, мы сосредоточились на искусстве, образовании, экологической тематике и устойчивому развитию.

Были сознательные, если начнем говорить о фабрике с властью, то у них изменятся планы на это пространство. Поэтому решили его сквотувати (захватить, – Авт.). Конечно, это было незаконно, но приняли решение делать это максимально дружественно к пространству, соседей и собственников. Написали письма администрации и владельцам здания, что готовы брать на себя обязательства, удерживать пространство, платить за аренду, но нам нужен шанс на реализацию проекта. Пригласили собственников, власть, соседей, общественные инициативы на уличный перформанс, чтобы объяснить наши идеи. После него собрали 35 тысяч подписей берлинцев, которые нас поддерживали.

Ранее никто такого не делал. Поэтому когда люди слышали о наши идеи, то говорили: да, они нетипичные, но почему бы не дать им шанс? После длительных переговоров администрация разрешила нам остаться на фабрике на год. Это был ноябрь. Многие относились к нам скептически, им было очень интересно посмотреть, переживем ли мы зиму на фабрике, потому что там не было отопления и многих окон. То был первый экзамен. Мы с ним справились.

– Как вам это удалось?

– В первую очередь за счет общего сбора доходов и распределения расходов. Все 15 человек сбрасывали свои заработки в единую казну, и все расходы покрывались из нее. Шесть лет у меня не было личного дохода, но это была персональная инвестиция в проект. Также мы занимались повторным использованием вещей, переработкой. Например, сняли старую систему отопления в полицейском бараке и приспособили к нашим нуждам.

Средства собирали отовсюду. Помогали друзья, знакомые, родители, дедушки и бабушки. Потом мы начали цирк, но не в традиционном формате, а в стиле варьете с рок-музыкой. Потом открыли кофейню…

– Проект живет 38 лет. Без финансовой устойчивости это бы не удалось. Как решили эту задачу?

– Даже первые годы жизни на фабрике не были для нас тяжелыми. Мы получали удовольствие от того, что делали, и показывали, что можно делать такое, чего до нас никто не делал. Большие цели достижимы. Важными были отношения между людьми. Это было посвящение проекту и месту.

Относительно финансов, то была доходная и расходная части. Расходы: еда, плата за аренду, коммунальные услуги. Доход получали от цирка и кафе. За счет того, что жили вместе, готовили на общей кухне и еще много вещей делали централизованно, удавалось собрать дополнительные средства. Из них со временем открыли пекарню, позднее – магазин. Конечно, все это было екодружнім.

Нашими соседями была налоговая инспекция. Однажды они постучали к нам в дверь и сказали: «Вы делаете здесь бизнес – платите налоги». Мы согласились, но попросили найти пункт в системе юстиции, который описывал бы то, чем мы занимаемся. Например, у нас есть пекарня, которая печет хлеб, и есть кофейня, которая того требует хлеба. Так, передача хлеба из пекарни кафе – бизнес. Но если это все наше пространство, то это уже не продажа…

Это была критическая точка, надо было принимать решение – либо мы оставляем проект, или находим компромисс. Поэтому мы изменили систему работы, чтобы она подходила под законодательство. А администрация взяла на себя частичное финансирование социальных проектов на фабрике.

Сейчас ufaFabrik работает как неприбыльная зонтичная ассоциация, которая объединяет 13 различных подразделений. В зависимости от услуг, которые предоставляет подразделение, выбирается форма функционирования. Если это детский цирк – благотворительность, если пекарня – бизнес. Также каждое подразделение уплачивает определенную сумму в материнской организации, которая платит за аренду. Сейчас на фабрике работают 220 человек. Каждый вернулся к собственного дохода. Админперсонал получает зарплату раз в месяц, люди, которые занимаются искусством, – за количество выступлений, пекарь – за количество часов.

– Какой эффект имел запуск ufaFabrik на город?

– Конечно, проект влияет на город, хотя измерить влияние непросто. Несмотря на то, что ufaFabrik выглядит, как маленький поселок в Берлине, оно не отделено от городской жизни. Для меня показательным является то, что мы находимся в районе, который насчитывает более 400 тысяч жителей, и 200 тысяч человек ежегодно пользуются нашими услугами. А еще, очень часто, когда ищут жилье в городе, то пишут, что хотели бы жить вблизи нас. Мы создали прецедент. Нас ставят в пример, когда просят о первый шанс на реализацию проектов.

Сейчас мы используем собственную электроэнергию, часть даже продаем в общую сеть. Используем дождевую воду, есть зеленые крыши, сотрудничаем с университетами и исследовательскими организациями по всему миру.

– Чем вы занимаетесь в Украине? Какова ваша миссия в ревитализации «Промприбора»?

– Миссия моего визита в украину – распространение информации о проекте «Фабрика воображения», который популяризирует идеи преобразования постиндустриальных территорий в креативные культурные центры. В Ивано-Франковске делиться опытом ufaFabrik с командой, которая работает с «Промприладом». Также буду рассказывать горожанам о наш проект.

– Что думаете о превращении «Промприбора»? Какие риски видите?

– Каждая ситуация и каждый город имеют свои особенности. Предсказать, как все произойдет, невозможно. Успех будет зависеть от того, насколько проект впишется в контекст города. Также вопрос в том, насколько горожане смогут использовать потенциал этого пространства. Это вызов. Верю, что проект даст шанс не уезжать из города, а реализовывать свои идеи здесь. Это длительная работа. Нужно затаить дыхание и рассчитать силы. Это шанс для города выйти на новый уровень.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.