Пять книг о женщинах, которые ломают стереотип слабого пола

Пять книг о женщинах, которые ломают стереотип слабого пола

Женщины в книгах этого обзора бегут с каторги, живут в будущем и развлекают царей. Утверждая при этом, что ярлыки о слабый пол возможны лишь в мире литературы и искусства, а не в реальной жизни, где лирическое любви не заменит твердой воли и мужественного характера.

Украинский писатель Игорь Бондарь-Терещенко предлагает свой Литературной гид по книгам украинских издательств о женщинах, которые не боятся ломать стереотипы и разрушают миф о слабом поле, пишет Новое время.

Маргарет Этвуд. Рассказ служанки. – Х.: Клуб Семейного Досуга, 2017

В будущем, описанном в этой антиутопии, женщинам живется несладко. Собственно, только жены новых хозяев мира, в котором уже нет ни Америки, ни Европы, имеют право на полноценное существование. Которое заключается в том, что они выбирают любовниц, так называемых Служанок, для своих мужчин, что зовутся Командорами – ради продолжения рода. Служанок ищут о всей стране, готовя их к рождению ребенка офицера. Главная героиня романа, что напоминает «1984» Оруэлла, когда имела и семью, и ребенка, а сейчас вынуждена повиноваться законам нового государства. Но случается так, что не только ее неповиновение, но что-то другое, женское, заставляет Командора относиться к женщине совершенно иначе, чем в остальных наложниц. «Теперь он ласкает мое тело, как говорится, от носа до кормы, словно кошку, мой левый бок, по левой ноге вниз, – описывает очередную встречу с хозяином героиня романа. – Останавливается возле ступни, пальцы окутывают мой щиколоток, на мгновение, словно браслет, там, где тату – надпись шрифтом Брайля, который он может прочитать, клеймо для скота. Оно обозначает собственность».

Питер Х. Фогтдаль. Царская карлица. – Х.: Фабула 2017

Культ придворных шутов существовал в Европе от давнего времени, а уже мода на компрачикосів – искусственно искаженных «комических» артистов всегда забавлял плебс. Зато русский царь Петр И, собирая свою кунсткамеру человеческих чудовищ, на самом деле ценил ум своих придворных. Так, героиня этого бестселлера, переведенного на все европейские языки, с детства была продана старому графу, а потом попала из родной Дании в царя-реформатора. Приобретена для утешения, девушка впоследствии заняла почетное место в царской свите, благодаря своему воспитанию, острому уму, женской мудрости и жажды жизни даже в условиях тогдашней жизни. В котором царил страх, дисциплина, и где наказывали и казнили на смерть даже своего родного сына, как в случае с царевичем Алексеем, которого пытали в присутствии отца.

Оля Самойленко. Воспоминания снежной гусыни. – К.: Каяла 2017

Роль женщины в этой семейной эпопеи очень важна. Собственно, именно с нее начинается история во спасение казацкого рода, раскулаченного в 1920-х и заброшенного на Соловецкую каторгу. «Почти никому не удавалось оттуда сбежать, – свидетельствует автор. – Одной из таких людей была Ольга Самойленко, моя бабушка, папина мама». В общем, роман американского профессора и дочери украинских эмигрантов, которая продолжила дело отца в описании рода, основывается на реальных событиях и воспоминаниях ее семьи о Голодомор, коллективизацию, раскулачивание и ссылку на Соловки. Иногда романтическая мистика в истории о событиях в Украине напоминает малороссийские рассказы Гоголя, а иногда – метафизический ужас сказок Гофмана. Поражает казак-фронтовик Вакула, пугает похожа на мышь хозяйка приюта, сбрасывается за ад подробности репрессий, Голодомора, быта советских каторжан. Но и тут, на контрасте, находится место лирическим этюдам в стиле то Панаса Мирного, Николая Хвылевого, что свидетельствует о сохранении автором жанровой традиции. «- Вакуло, сейчас я не в силах о мечтах думать. Что, как Сашка съели голодающие гусинцы? – Тогда мы с тобой немедленно сделаем нового Сашу, еще лучше, чем предыдущий, – с жаром ответил Вакула. – Только назовем его по моему отцу – Богдан Перекати-поле. Красиво звучит, правда? – молол Вакула дальше, проводя рукой по гладкой черной Оксаниній косе, которая полностью разрешилась. Усами он прикасался к нежной Оксаниной щеки».

Оксана Щирба. Тропа в ладонях. – К.: Саммит-книга 2017

 

Историй о женщинах в этом сборнике рассказов немало, ведь именно они, берегини рода, жизни и традиций, дают силы мужчинам любить жизнь. «Все время были вдвоем. Сергей дышал мной каждую минуту. Когда ездила по делам или к родным в Украину, он смущался и звонил по несколько раз на день. Ценил каждую меня в мне. Ему всегда нравилось все, что я делала, он боготворил мое имя и меня саму». Причем ситуаций, в которых любви не хватает, чтобы остаться человеком, в книге так же не хватает. Иногда кажется, что сохранить «тропу в ладонях» – выбранный путь к счастью – почти невозможно, и тогда приходит вера, которую олицетворяет собой женщина. Автор недаром построила свое повествование – настоящий роман воспитания в рассказах и новеллах! – именно так, что сначала мы узнаем, как относились к женщинам в древние времена, по барщины, когда убитую в поле сестру брат помнил до смерти, а потом видим, что вырастает из девушек без братской любви, родительской науки. Образ «брата» недаром воплощается в «ангела», который сопровождает героинь в течение повествования. Современные феминистки, бессердечные депутаты, капризные любовницы в этой книжке, конечно, не побеждают, но и жить ближнему так же не дают. И поэтому все чаще упоминаются здесь дедушкины сказки, в которых он учит внучку потому, как платить приходится не деньгами и взятками, а частицей своего сердца. На котором, как гласит название одного из разделов, бывают родинки , которые «не поддаются никаким хирургическим вмешательством, – любовь еще не научились удалять».

Оксана Кись. Украинские женщины в горниле модернизации. – Х.: Клуб Семейного Досуга 2017

Героическая роль женщины всегда умалялась на фоне исторических эпопей. История знает только княгиню Ольгу и Росколану, которые вошли в пантеон «государственной» истории. Зато то, как велось обычной женщине в не менее сложные времена социальных сдвигов и народных трагедий – сталинских репрессий, Голодомора, коллективизации – история умалчивает. Восстановить справедливость взялись девять исследовательниц, которые рассказывают в этой книге о том, как менялась украинская женщина и ее положение в разные этапы нашей сложной эпохи. Причем речь не о мещанский быт, а о деятельности именно героического толка. И вопросы, которые ставят автора сборки, действительно серьезные и радикальные против мирного образа женщины как хранительницы, культивируемый в украинской культуре. Зато как вели себя женщины во время ареста, репрессий, оккупации? Как пережили Голодомор? Или философов против советского режима в националистическом подполье? Ответы на эти и другие вопросы помогают понять историческую роль женщины в формировании сегодняшней системы ценностей, а также мировоззрения целого поколения феминисток.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.