Руслан Марцинкив: «Моя задача – за минимальные средства сделать больше»

Руслан Марцинкив: «Моя задача – за минимальные средства сделать больше»

Второй год подряд городской голова Ивано-Франковска Руслан Марцинкив заключает свои наработки на посту главы города грандиозным отчетом. «Репортеру» дали полчаса, чтобы мы напрямую узнали, откуда берутся и куда уходят деньги города, на что выменяли дворец Потоцких и кто больше всего критикует мэра.

– Господин Руслан, проходит два года, как вы на посту мэра. Чем хочется похвастаться и какая самая большая неудача?

– Из последних событий – вернули дворец Потоцких. Об этом говорили главы ОГА, областных советов, мэры, но удалось именно мне. Второе – в этом году 600 объектов в работе: детские сады, спортивные площадки, скверики, парки. Сделали благоустройство почти 80 дворов: что-то завершили с прошлого года, что-то сделали полностью, что-то только начали. Далее осветляем исторические памятники – к Рождеству планируем сделать «голубую церковь» и медуниверситет. Радуюсь, что увеличивается количество рабочих мест – например, удалось договориться о строительстве второй очереди завода «Тайко Электроникс».

– Когда начнут строить?

– В следующем году. Будет еще 1200 рабочих мест, запустят двумя очередями: 600, а потом еще 600. Также хорошие темпы развития местного производителя: имеем положительную динамику в 200 % в пищевой промышленности и на 400 % – в машиностроении, за два года – новые линии, новая продукция – это большой позитив.

– Что не удалось и почему?

– Не успели соединить Северный и Южный бульвары. Объективная причина – сложная местность. Например, сегодня проблемой является МАФ за особняками. Владелец захотел 2,5 млн грн. Нам фактически и хата стоила так же. И я не могу единолично купить его за 2,5 млн! Мы заказали независимую судебную оценку. И только после оценки я смогу просить депутатов выкупить этот МАФ. Правда, не хочу брать на себя ответственность, потому что завтра придут правоохранительные органы и спросят, зачем ты купил тот МАФ по такой цене? Здесь логично перестраховаться. Плюс еще есть одна хата на две квартиры – с одной мы договорились, а в другой тоже желаний много.

– А с рынком договорились?

– Да, и с одним, и со вторым. Потому что там два рынка: «Керен» и «Вотум». Я дважды общался с людьми на рынках, и они все понимают. Проблема встала в Мафе и в той хате. Но мы работы начали: котлован вырыли, засыпали гравием и уже готовы асфальтировать нижним слоем. Даже куском выйдем на Тычины, чтобы дать проезд. Но лучше таки перестраховаться решению судов, чтобы все было в соответствии с законодательством. Это то, чего сделать не удалось, но очень хотелось успеть именно в этом году.

– А с мостом как?

– Мост – проблемный вопрос. Целая эпопея. Предприятие уже сделало разметки, техника к субботе уже будет (разговор с мэром состоялась в среду, 15 ноября – Авт.) и начнем строить. Хотелось быстрее, но есть очень много согласований.

– В соцсети Facebook, где вы довольно активны, от вас была реплика, что есть нардеп, который целенаправленно не дает начать работу?

– Есть. Потому что прошел тендер, а за неделю заходят обыски до начальника управления капитального строительства по запросу одного из народных депутатов. Второе, это постоянные попытки во время тендера изъять всю проектно-сметную документацию, хотя тендер в этом не нуждается. И такое давление ощущается постоянно. Это лицо политически не заинтересована, чтобы мост строился.

– Лицо имеет фамилию?

– Давайте оставим – «от одного лица». Потому что завтра подадут в суд. Давайте оставим так.

– Соединение бульваров, городов, еще есть проблемы?

– Возможно, хотелось бы больше и активнее утеплять дома. Удалось совместно с людьми заменить окна в 350 подъездах. Утеплили 12 домов, но все равно этого мало. Люди не имеют денег, а співоплата с одной квартиры – 3,5-4 тыс грн. Чтобы принять решение и утеплить дом, надо убедить всех соседей. Окна – без проблем, в ожидании еще 120 подъездов, потому что там співфінасування небольшое – 200-300 грн с квартиры. Деньги – это та же причина, почему люди не переходят на индивидуальное отопление всем домом.

– За счет чего сделали в этом году 600 объектов? Было больше денег?

– Моя задача за минимальные средства сделать больше и чтобы это было качественно. Оно достаточно сложное.

– И какое-то идеальное.

– Да, но идеала не бывает. Очень мало организаций готовы работать с городским бюджетом. Потому что это -надцать проверок от всех органов. Только в этом году мы прошли 62 проверки по исполкома, в частности обыски. Второе – мы ощущаем большой недостаток людей – некому делать. Например, работы в сквере на Галицкой, 67 выиграл предприниматель Чабан. И только четвертая бригада смогла его доделать. Потому что три предыдущие в полном составе выехали в Польшу. И это тоже влияет на темпы и качество работ. Лучшие люди уезжают. Город большой – 198 км дорог, более 600 дворов. Это вам не три улицы заасфальтировать и все проблемы сняты!

– Ремонт Вовчинецкой тоже так долго тянется?

– И делать нет, так кому, и наши оппоненты почему-то не пошли на тендер по этой улице.

– «ПБС»?

– Например, «ПБС». Тендер был открыт. У нас все тендеры идут через Prozorro, в отличие от области, где не может зайти ни одна другая компания. На Вовчинецьку был недостаток предложений. А во-вторых, это огромное количество сетей. Я трижды заставлял их переделывать. Например, водоканал первый раз сделал сети неправильно.

– Как определили, что неправильно?

– Они некоторые сети сделали методом бетонирования. Я не специалист, но когда тяжелая техника сверху пойдет, оно все потрескается. Если бы заасфальтировали, надо было бы разрывать новую дорогу.

К тому же, газовики меняют только общую трубу, а жителей заставляют делать вводы за собственные средства. Поэтому это затянулось на полгода. В-третьих, с таким количеством сетей дорога дает усадку. Можно асфальтировать уже, но цена дороги будет в разы больше, потому и технологии дороже. Теперь квадратный метр дороги за городом стоит 15 тыс грн, а мы делаем в пределах 900-1000 грн – в 15 раз дешевле.

– Но надолго ли?

– Однозначно. Я же говорил, стараемся за меньшие деньги. Вот, улица Хмельницкого пока держится. Понятно, что никто не застрахован…

– То с сетями на Вовчинецкой уже закончили?

– Идет подготовка к асфальтированию с Вовчинецкой к Дучиминской: выставляем бордюры, щебень, нижний слой постелить и дадим проезд. Параллельно делаем улочки Дучиминской и Белую.

Есть проблема и с улицей Мазепы. Но там мы захотели сэкономить. Общая стоимость улицы – примерно 21 млн грн, но там идет строительство, и мы сказали застройщику строить сети: канализацию и водоснабжение от улицы Красного креста. За это из городского бюджета мы не платим, то где-то с половину суммы сэкономим за счет застройщика. Нам бы хотелось быстрее, но тогда надо было платить городу.

– Вопрос с дворцом Потоцких тянулось долго. Как удалось достичь компромисса?

– Я не все могу говорить для газеты, потому что это используют против меня. Еще когда я был секретарем городского совета, то нашел контакт с Олегом Бахматюком. И теперь все-таки нашлись аргументы в рамках законодательства. Бахматюк владеет достаточным количеством объектов в Франковске и он заинтересован в сотрудничестве. Например, тот же мясокомбинат. Я нашел аргументы, что с городом надо дружить, а дворец надо отдать.

Я хочу вернуть еще и садик на улице Школьной, но там одна проблема – он в залоге у Сбербанка. Если бы он был в собственности Бахматюка, я бы его дожимал. С банком другая процедура, но и этот вариант я прорабатываю.

Дворец Потоцких для нас знаковое место. Мы его на первое время откроем, поставим сцену, посадим сад и год будем обсуждать концепцию территории, проведем противоаварийные работы. Я не готов сказать, что там должно быть. Но в то время там должны быть фотовыставки, театр, концерты. Пока речь идет только о территории, не о здании.

– Как тогда с археологией? Перед тем как открыть территорию, ее надо исследовать?

– Нет вопросов. Раскопки и так финансирует городской совет. Сядем, поговорим. Одно другому не мешает.

– Кто войдет в рабочую группу, которая займется дворцом?

– Я говорил по крайней мере с одним человеком – бывшим главным архитектором Владимиром Гайдаром. Он согласился быть координатором работы как незаангажированная личность, которую плюс-минус воспринимают все так сказать, в кавычках, творческие люди. А в рабочей группы всех привлечем.

– Будут деньги на дворец?

– Сразу не будет. Такой суммы для реконструкции у нас нет. Но теперь легче привлекать гранты, обращаться к польскому правительству.

– То откуда будем брать деньги?

– Рассчитываем на грантовые средства от НЕФКО, имеем проект ЕБРР на троллейбусы и транспорт. До конца ноября объявим тендер на новую троллейбусную линию. Новых 35 троллейбусов и новая линия – это достаточная мощность.

– Фонды – это хорошо, а с чего город будет зарабатывать?

– Город зарабатывает на инвестициях, рабочих местах. Чем больше рабочих мест, тем больше налогов. Мы радуемся, что хлебокомбинат открыл новую линию, «Тайко Электроникс», ВО «Карпаты» открывают новые рабочие места. Мы можем увеличить бюджет только за счет этого. И еще за счет аукционов: за два года провели 26 аукционов по продаже земли, кроме того, подписали 48 договоров возмещения с крупными землепользователями.

– Зачем городу именно в собственности локомотиворемонтный завод?

– Такой завод, что нам аж его не отдают. Локомотиворемонтный еще 10 лет назад был прибыльным, когда его возглавлял Василий Дутчак. Это уникальное предприятие. ЛРЗ может одновременно ремонтировать 100 паровозов. В Украине еще одного такого предприятия нет.

– Как быстро удастся отбить 50 миллионов, которые в него вложит город?

– У нас есть бизнес-план – за год создать 1000 рабочих мест. А в перспективе – и две-три тысячи. А это налоги. То, что мы сделали, может пойти по всей Украине: города могут на этом зарабатывать. Не так много осталось предприятий, в которые можно вложить небольшие деньги чтобы они работали на общество. Только инфраструктурой мы не можем брать.

– Что будет с ратушей? Вы зашли в подвалы, а потом претендовали и на третий этаж.

– Третий этаж мы оставили музея, чтобы не вступать в конфликт. Это компромисс. В подвалах будет музей Ивано-Франковска. Имеем проблемы с проектантами, но музей будет. А в перспективе и художественный, и краеведческий музеи могут переехать в дворец Потоцких.

– Есть намерение восстановить Тринітарську площадь?

– В этом есть логика. Ко мне приходили молодые архитекторы, мы с ними обсуждали. Но это частная собственность, и там еще и люди торгуют. Надо эти вещи совместить. И площадь у дворца, там где сейчас раскопки, тоже надо развивать.

– На 26 ноября готовите отчет. Будет какая-то изюминка?

– Я готовлюсь к общению с людьми – это и есть изюминка. Буду говорить, что удалось сделать и что не удалось, будем общаться. До меня никто так публично и системно не делал отчеты. Каждый франковец может прийти на отчет. Я постоянно в контакте: каждую неделю прямые эфиры, веду прием, поговорить со мной можно на объектах или на улице. Я открыт.

– Будет ли продолжаться практика награждении самых активных критиков власти?

– Так, продолжим награждать таких людей, но за конструктивную критику. Тот же велоактивіст Богдан Пашковский не говорит, что все плохо, а говорит, что конкретно нужно доделать.

– Вы все еще считаете, что в интернете вас критикуют заказные комментаторы?

– Мы высчитали более 30 ботов, которые зарегистрированы в Буче, работают на зарплате. И чувствуется, что это их целенаправленная работа. Они и дальше есть. У них на странице нет личной жизни, они не всегда в контексте и это заметно. Например, 90 % дороги сделано хорошо, но все равно где выберут место, где плохо поставили бордюр…

Но это такие обстоятельства нашей работы. Работаем, с кем можем.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.