Спасенные из неволи: Три истории женщин, переживших сексуальное рабство

Спасенные из неволи: Три истории женщин, переживших сексуальное рабство

Особенно уязвимой группой для преступлений против лишения свободы являются женщины и дети. Согласно глобального доклада ООН о торговле людьми за 2016 год, женщины и дети составляют 71 % жертв.

WoМо присоединяется к европейской инициативе обсуждения проблемы торговли людьми и предлагает ознакомиться с историями трех женщин из разных частей мира, пострадавших от сексуального рабства.

Лоретта (Литва)

Детство

Я родилась в городке, что на границе Литвы и Латвии. Социальные работники лишили моих алкозависимых родителей прав на отцовство, а меня с братьями и сестрами отправили в детские дома по всей стране. Детство в этом месте невыносимым: к нам пренебрежительно относились воспитатели, а постоянные бегства стали обыденностью. Я находилась в депрессивном состоянии, а в 13 лет начала курить опиум. В детском доме меня посещал только крестный отец. Все дети мне завидовали, но никто не знал, что этот человек изнасиловал меня в 13-летнем возрасте.

Как моя сестра стала «начальницей»

После выпуска из детского дома, когда мне было 15 лет, администрация отправила меня до того самого крестного отца. Моя сестра Дана пришла ко мне домой, как оказалось позже, чтобы оценить меня и выяснить, могу ли я быть проституткой. Я ничего тогда об этом не знала и не понимала о чем она говорит.

Однажды Данная отвезла меня и моих подруг на встречу к семи незнакомых мужчин из Греции. Она начала утверждать, что мы были виноваты какие-то деньги. Данная очень слилась, когда я сказала, что не понимаю о чем идет речь. Наконец, сестра сказала, что отныне мы в собственности сутенера. Моей ярости и отчаянию не было предела. Нам угрожали жестокой расправой и изнасилованием в случае неповиновения. С тех пор я потеряла сестру, зато получила «начальницу».

С 15 до 19 лет я работала проституткой. Я жила вместе с «начальницей» и другими секс-работницами. Клиенты ждали нас в барах или клубах, иногда они приезжали к нам. Мы работали с 16-й и до самого утра; за смену мы предоставляли услуги примерно для четырех мужчин. Большинство из них были иностранцы, которые не знали моего языка и совершенно не проникались моим возрастом. У меня не было никакого представления, как себя защитить. Я знала, если я убегу – меня найдут и убьют. Именно в те времена я начала употреблять наркотики.

Когда мне было 17 лет, меня продали работать в Италию. Мне действительно повезло, когда я встретила литовськомовного клиента. Я умоляла его о помощи, и его друг таки помог мне получить новые документы и претендовать на помощь правозащитных организаций. Социальные работники и психологи в течение года помогали мне вернуться к жизни. Я поняла, что, имея только 9 классов образования, мне ничего не светит, поэтому я начала делать и продавать наркотики. Тогда я встретила мужчину, который стал отцом для моего первого ребенка. После того, как я забеременела, я перестала делать наркотики, я хотела заботиться о ребенке и кочевала с места на место. Я родила еще троих детей — всех от разных мужчин. Я действительно люблю своих детей и живу ради них, но их родителей я не любила. Я поняла, что не могу строить отношения с мужчинами, возможно, через свой прошлый опыт. Когда люди спрашивают меня, что я думаю о проституции, я говорю, что симпатизирую женщинам, которым приходится этим заниматься, чтобы обеспечить своих детей, потому что у них нет выбора. Я знаю, что иногда сутенеры контролируют все, в том числе встречи матерей с детьми. Я считаю, что всех сутенеров нужно поубивать, чтобы их не осталось на этой планете, может, это наконец решит проблему торговли людьми.

Ребекка (Великобритания)

Детство

Когда мне было 6 лет, меня изнасиловал родственник. Моя мать мне не верила и беспокоилась только, чтобы я не забеременела. В нашем городе был клуб, куда девушек, которым было меньше 16 лет, пускали бесплатно. Однажды моя подруга, которая как и я ненавидела весь мир, привела меня туда. Нам сказали сидеть в баре, пить коктейли и не говорить друг к другу. В первый же вечер меня напоили и изнасиловали люди из банды, угрожая оружием. В коридоре стояла очередь из мужчин, один заканчивал — заходил следующий. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что то был мой «экзамен» на профпригодность.

Не знаю, как я тогда выжила

В том клубе я «проработала» три года. Я часто слышала, что происходит в соседних комнатах, и могу сказать, что то, что делали со мной, было не так уж и плохо. У меня болит сердце, когда я вспоминаю, что некоторые женщины знкили навсегда. Я чувствую свою вину в этом.

Большинство мужчин, совершавших насилие надо мной были белыми и говорили по-английски. Хотя были и иностранцы. Некоторые из них любили рассказывать мне о правах человека, но вместе с этим делали ужасные вещи со мной. Дошло до того, что однажды я собиралась убить или одного из них, или себя. Некоторые мужчины, узнав мой возраст, читали в постели мне «Лолиту» Набокова. Однажды я не выдержала и выбросила книжку в огонь.

Часто мужчины покупали меня в качестве эскорта. Это были очень богатые люди, сейчас некоторые из них даже при власти. И когда люди отделяют секс-работниц от групп людей, права которых ущемляют, меня это возмущает. Я ненавижу саму мысль о том, что люди оправдывают то, что кто-то может купить человека ради оргазма! Я ненавижу то, что мне навязывали чувство благодарности за то, что со мной делали. Такое впечатление, что меня просто травили.

Я начала вести блог в 2006 г. и часто вижу комментарии вроде: «проституция – личный выбор, а образованной женщине из среднего класса она не грозит». В последнее время я получаю много откликов на свой блог, что позволяет мне поддерживать пострадавших в торговле людей.

Айеша (Индия)

Детство

Я родилась в маленьком селе в Бангладеше в бедной семье. Мои братья и сестры ходили в школу, а я была известна в селе своим голосом. Когда мне было 13 лет, я встретила вдвое старшего мужчины, он рассказывал мне истории, а я пела ему. Я была очарована этим мужчиной. Он обещал жениться на мне и сделать из меня известную певицу – я согласилась. В сельской Индии девушкам приходится выходить замуж раньше, чем старшая была дочка, тем больше родителям приходилось платить в качестве приданого.

Когда мы переехали до Калькутты, муж сказал, что хочет меня сохранить от лишнего надзора моей семьи – я снова поверила. В тот вечер я увидела на темной улице девушек в коротких юбках и с ярким макияжем. Мой мужчина куда-то ушел из одной из них. Когда я спросила у тети своего мужа, что произошло, она сказала, что он продал меня в секс-индустрию, чтобы погасить мой долг.

Меня насиловали 12 раз за ночь

Меня били, меня насиловали, но ничто не причиняло такой боли, как то, что меня предал человек, которого я любила. «Тетя» оказалась управляющей в борделе, его владелец изнасиловал меня, как делал со всеми новенькими. Он приказал «тете» хлестать меня ежедневно кожаным поясом, чтобы сломать меня, за ночь меня неоднократно насиловали перед тем, как наконец начать получать за меня деньги.

Позже я узнала, что моя история не уникальна. В борделях я встретила многих девушек из разных частей Индии, которых продали за долги. Владельцы публичного дома запрещали нам общаться.

Я много раз пыталась сбежать из этого места, но каждый раз меня ловили и через всю улицу позорно тянули за волосы. Мне никто не помог, люди стояли и смотрели, словно немые зрители. Когда люди мне говорят, что женщины сами выбирают такую жизнь для себя, мне остается только хохотать. Знали бы они, сколько раз я пыталась убежать и сколько раз меня возвращали и избивали почти до смерти. Для мужчин, которые нас покупали, мы были просто шамтками мяса. Для всех остальных мы просто не существовали.

Я родила трех детей: двух дочерей и сына. Через финансовые проблемы дочери не могли ходить в школу, а у сына оказался аутизм, поэтому он требовал моего постоянного внимания. В борделе мне предложили продавать своих дочерей и начать на них зарабатывать, но все женщины в бордели старались держать своих детей подальше от всего этого и не давали сутенерам трогать их.

Однажды я услышала об организации Арпе Aap, что помогает женщинам покинуть проституцию. Впервые я почувствовала, что надежда есть. Понадобилось время, но год назад мне это удалось. Арпе Aap также помогла моей дочери найти работу, и сейчас она обеспечивает всех нас. За то, что у меня нет образования, я не могу найти достойную работу, однако я знаю, что мои дети уже не пойдут моей тропой. И за это моя душа опять поет.

Источник: equalitynow.org

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.