Станиславов 110 лет назад: библиотека из Парижа и завещание спортсмена

Станиславов 110 лет назад: библиотека из Парижа и завещание спортсмена

Станиславов в начале марта 110 лет назад – глазами газеты Kurjer Stanisławowski от портала Збруч.

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «Битье окон на фоне развлечений с музыкальными клоунами».

В конце XIX века в Станиславове (ныне Ивано-Франковск) появилась частичка Парижа – роскошная библиотека, которую собрал и перевез из Франции в Галиции польский эмигрант Винцентий Смагловський. Когда-то он прославился участием в так называемой «коронаційній заговоре» (попытке сорвать в 1829 году коронацию российского императора Николая И польским королем). Библиотека Смагловського насчитывала почти две тысячи томов, среди которых были старопечатные книги XVI века, произведения классиков польской и мировой литературы, медицинские и философские трактаты, книги с описаниями лекарственных растений, нумизматические справочники и тому подобное.

В начале марта 1907 года, чтобы сохранить память о выдающегося человека, имя которого носила Городская публичная библиотеки, станиславівська газета обратилась к читателям с просьбой помочь с поиском подробной информации о жизни Винцентия Смагловського.

«Кому известны подробности жизни покойного Винцентия Новости Смагловського, основателя здешней Городской библиотеки и бывшего преподавателя французского языка в здешней реальной школе или кто может предоставить его фотографии, просим обратиться лично или письмом в редакцию нашей газеты в издательстве п. Станислава Хованця», – писал в числе по 3 марта 1907 года Kurjer Stanisławowski.

А биография этого незаурядного человека действительно была достойна остросюжетного романа, который стал бы украшением любой библиотеки. Например, кое-кто утверждает, что 23-летний шляхтич Винцентий Смагловський, приобщившись к революционным событиям в Варшаве, которые выплеснулись в Ноябрьское восстание 1830-1831 годов, стал прототипом Кордіяна – главного персонажа одноименной драмы классика польской литературы Юлиуша Словацкого. Эту пьесу в конце XIX – начале XX века любили ставить на польской театральной сцене, отмечая очередные годовщины восстаний против царской России. Впрочем, «Польский биографический словарь» считает версию о Смагловського-Кордіяна «необоснованной».

О Винцентия Смагловського было известно, что родился он в Бродах на Львовщине, а гимназическое образование получил в Тарнове и Величке возле Кракова. После ранней смерти отца, молодой шляхтич из-под герба Новость вместе с матерью переехал в Варшаву, где с отличием окончил лицей отцов-пиаров и стал студентом местного университета. В столице Польского Королевства его и подхватила круговерть революционных событий.

После неудачного заговора против русского императора Смагловський приобщился к еще одной группы заговорщиков, которые планировали похищение прусского короля Фридриха Вильгельма III во время его пребывания в Калише. Но и эта операция закончилась провалом: Смагловського задержала полиция и передала в руки галицкого правосудия. К июлю 1832 года он находился в заключении в Львове.

Во время так называемой «весны народов» 1848 года Винцентий Смагловський был членом польской Национальной Рады во Львове и участником соответствующей делегации в Вену. Вместе с тем он поддерживал тесное сотрудничество с известным конспиратором Юлианом Госляром, которого за подготовку восстания дважды приговаривали к смертной казни и в конце концов казнили 1852 года по приговору Венского военного суда. Одним из соучастников заговора Госляра был и Винцентий Смагловський, которого тогда же приговорили к 12 годам лишения свободы. Благодаря амнистии он вышел на свободу быстрее – в 1857 году. А уже через два года вместе с семьей эмигрировал во Францию.

В Париже Смагловський устроился работать в польскую школу на Монпарнасе. Здесь вместе с еще двумя приятелями-эмигрантами, Станиславом Яновским и Филиппом Кулявським, он начал собирать библиотеку, выкупая книги на аукционах и у букинистов.

В 1870-х годах польская эмиграция переживала тяжелые времена после разгрома еще одного антироссийского восстания – 1863 года. Заметка в «Газете Польской», в котором рассказывалось о тяжелой судьба ветерана-повстанца Смагловського, тронул тогдашнего бургомистра Станиславова и посла Галицкого сейма Игнация Каминского, который также был участником восстания 1830-1831 годов и некоторое время жил в эмиграции – в Швейцарии и Франции.

Бургомистер Игнаций Каминский

В 1872 году 66-летний Винцентий Смагловський принял предложение переселиться в Станиславов, запаковал в 14 сундуков свою бесценную библиотеку и вернулся на родную Галичину. Привезена из Парижа библиотека стала основой для Городской публичной библиотеки, пожизненным директором которого с платой в год в размере 300 золотых гульденов станиславовский магистрат назначил Винцентия Смагловського.

Прежняя реальная школа

Помещение для библиотеки нашли в здании реального училища на улице Сапєжинській (теперь – стоматологический корпус медицинского университета по улице Независимости), в которой экс-парижанин преподавал французский язык. Здесь же он имел бесплатное жилье.

Слева – надгробие Мауриція Ґославського, справа – древняя фотография надгробия Агатона Ґіллера

В январе 1883 года Винцентия Смагловського похоронили на старом станиславівському кладбище (Мемориальный сквер) рядом с поэтом и солдатом, участником Ноябрьского восстания 1830 года Маурицієм Ґославським и одним из руководителей Январского восстания 1863 года Агатоном Ґіллером. Его могила, к сожалению, до наших дней не сохранилась.

После смерти основателя станиславівська библиотека переживала не лучшие времена: в течение добрых двадцати лет книги хранили как попало, не выдавали их на руки читателям, для библиотеки долго не могли найти постоянного помещения. В местной прессе появлялись призывы передать ценные издания в львовский Оссолинеум, а остальное – раздать школам и гимназиям города. К счастью, в 1906 году новый директор библиотеки Юстин Сокульский возобновил ее деятельность, систематизировал фонды, сделал описания и начал популяризировать ее основателя – Винцентия Новость Смагловського.

Обидно, но до наших дней ни одна из книг из сборника, привезенной из Парижа, в Ивано-Франковске не сохранилась. Первую мировую войну и первое нашествие русских солдат в Станиславов библиотечные фонды пережили еще более-менее успешно. А вот в начале советско-германской войны 1941 года большую часть здешней библиотеки вывезли по железной дороге в направлении Луганска. Но эшелон дошел до пункта назначения, его разбомбила немецкая авиация, доподлинно неизвестно.

Генрик Цепнік

Следующим после Юстина Сокульского директором библиотеки в Станиславове (тогда, в 1921 году, она имела уже статус не городского, а воеводской) стал львовский театральный критик и историк Генрик Цепнік. Именно ему тогдашний бургомистр Станислав Хованець (тот самый владелец издательства, в котором печатался Kurjer Stanisławowski) пообещал, что в новой ратуши, строительство которой началось в 1929 году, найдется помещение и для библиотеки. Правда, свое обещание мэр не выполнил, и до последних дней существования библиотека ютилась в сырых комнатах, которые принадлежали магистрату, в доме на улице Карпинского (теперь – библиотека медицинского университета на улице Галицкой, 7).

Справа – библиотека на ул. Карпинского

А в марте 1907 года тот же Генрих Цепнік приезжал в Станиславов, чтобы взбудоражить местные актерские таланты и создать в городе постоянную профессиональную театральную труппу.

«Научная читальня» сообщает, что в воскресенье, 3 марта, известный литератор и театральный критик Генрик Цепнік из Львова произнесет реферат «Проект постоянного театра в Станиславе», – информировал Kurjer Stanisławowski, заметив, что гости мероприятия вынуждены будут заплатить за вход 10 сотиків.

Впрочем, книжки – книжками, культура – культурой, а политика – политикой. Городские чиновники тем временем готовились к выборам. В частности, как сообщала газета, Станиславов поделили на четыре избирательные участки (округа) с достаточно разным количеством избирателей: от 800 до 1500 человек.

«По приблизительным подсчетам, в Станиславове будет 4 500 избирателей, из которых 2 550 жидов, а в 1950 – христиан», – информировал Kurjer Stanisławowski.

Газета публикует перечень уже зарегистрированных кандидатов с указанием политической партии, которую он представляет. Итак, за кресло посла в австрийский парламент в Станиславове боролись: доктор Максимилиан Зайнфельд и доктор Юзеф Мослер (польские социал-демократы), доктор Эдмунд Лорш, железнодорожный инженер Генрик Шалль (партия действующего посла Ствертні), Ян Пошінґер (польская национальная демократия), доктор Анзельм Гальперн и Макс Кунер (оба – сионисты), Савин Левицкий (москвофилы), доктор Владимир Янович (украинские народники), Михаил Губчак (украинские радикалы), Станислав Горошкевич (католические народники).

Пока политики готовились тратить деньги на избирательную компанию, неожиданные доходы считали наследники экстравагантного спортовця Альфреда Равич-Мисловського, который умер в Станиславове в возрасте 46 лет.

«Покойник оставил наличные средства – около миллиона крон», – сообщал Kurjer Stanisławowski.

Поскольку пан спортсмен «за свое расточительство находился под опекой», средства, положенные на судебный депозит, перейдут к семье графов Реев из Микулинец. Но больше всего радовалась какая-то станиславівська кельнерка, которой неожиданно в руки упал целое состояние.

«По согласию тех же наследников записал покойный Мысловский своей приятельнице Анне Затлер (бывшей работницы одной из здешних кофеен) 150 000 крон», – информировала газета.

Тело покойного спортовця-миллионера отправили в Вену, где он завещал себя похоронить.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.