Станиславов 110 лет назад: Домашние воры, жандармы, утопленники

Станиславов 110 лет назад: Домашние воры, жандармы, утопленники

Станиславов (ныне Ивано-Франковск) в конце июля 110 лет назад – глазами газеты Kurjer Stanisławowski, Богдана Скаврона и портала Збруч.

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «Экзамены, празднование, ликвидация последствий».

В последние дни июля 1907 года жителям Станиславов (ныне – Ивано-Франковск) доставляла больших хлопот банда домашних воров. Незваные гости повадились до домов состоятельных горожан, которые проводили лето за городом. Ворюги, хоть и не получали больших сокровищ, похищали из квартир все, что попадет под руку.

«В нашем городе зафиксировано двенадцать краж с проникновением в квартиры, владельцы которых уехали на летний отдых. Полиция тщательно выслеживает преступников», – писал тогда Kurjer Stanisławowski.

Одном из таких капосників удалось осуществить дерзкую кражу даже из дома, в котором ночевали хозяева. Неожиданный визит ночной гость сделал в дом господина Драчинського, жителя улицы Каминского (теперь – улица Франка).

«Вор, разбив стекло, добрался до комнаты, в которой спали два человека, и принялся выносить вещи. Приготовил себе очень много, но, видимо, был испуганный, потому что оставил на заборе похищен одежда – забрал же большое количество постельного белья и других вещей, среди которых – оригинальный серебряный часы «Омега» в квадратовій оправе. Сумма ущерба составляет 500 крон», – сообщала газета, отметив, что преступление, вероятно, совершено профессиональными ворами, которые уже несколько дней подряд промышляют в Станиславове.

К чести станиславівської полиции, задержать воров удалось достаточно оперативно. Уже в начале августа Kurjer Stanisławowski сообщил об аресте банды разбойников, которые влезали через окна в дома и выносили оттуда одежду, белье, бижутерию и другие вещи. Преступниками оказались расквартированы в Станиславове военные: рядовой 24 полка Бериш Штайнгорн, обозный Теодор Безкачнюк и артиллерист Давид Геллес на псевдо Фурман.

«Установлено, что обнаруженные у них вещи происходят из краж, совершенных в квартирах инженера Драчинського, надкондуктора [начальник поезда – авт.] Рамера, помощника адвоката доктора Колєвича, капитана Павловского, мясника Коцка, железнодорожного служащего Сеча, сапожника Дильського, домовладелицы Малгожаты Махровой и потрошителя Пєлечка», – информировала газета.

Надо сказать, что это был не первый успех станиславівської полиции в те июльские дни. Немного ранее, во вторник, 23 июля, местный полицейский агент Браер задержал на улице Галицкой неизвестного мужчину, который продавал старый ношенную одежду и не мог объяснить происхождение своего товара. Придирчивостью детектива оказалась немарною: в руки полиции попала воровская парочка аж из Варшавы. Воры, судя по их трофеев, специализировались на ювелирных изделиях.

Перед тем, как задержать подозрительного мужчину, бдительный агент Браер заметил, что вместе с ним был его напарник, который тем временем зашел в трактир, расположенный в доме № 9 на улице Галицкой. Но когда Баер вместе с арестованным зашел до того ветчину, напарник, заподозрив неладное, бросился через заднюю дверь. При этом оставил на столе целую кучу золотых украшений.

«Доставлен в полицейской инспекции мужчина сообщил, что называется Теодор Холм и родом из Варшавы, российский подданный, имеет 26 лет и по профессии оббивач мебели, что был преследуемый царским правительством за принадлежность к противоборствующей партии, в связи с чем убежал из Королевства и 21 июля вместе со своим товарищем, таким себе Завадским пересек границу и прибыл в Станиславов», – сообщал Kurjer Stanisławowski.

Относительно обнаруженных драгоценностей Холм пояснил, что Завадский где-то их украл, но отказался сообщать, где именно и у кого. А краденого было немало: 115 разных золотых колечек, 8 золотых сердечек, 9 золотых крестиков, 8 шпилек, 30 серьги и еще 51 золотой предмет оставил в кабаке Завадский, а 21 золотой перстень, 6 сердечек и 7 других предметов обнаружили у Холма («который, несомненно, является достаточно ловким преступником и затаил свою настоящую фамилию», – писал о воре Kurjer Stanisławowski). Вора передали в уголовный суд.

Гвоздец, костел святого Антония (фотография начала XX века)

Отличились также люди из военной полиции – императорско-королевской жандармерии. В городке Гвоздец возле Коломыи жандармы задержали студента, квартиранта местного ксендза, за то, что тот отправил одному из здешних обитателей напечатанного на машинке письма, полного шантажа и угроз. Студіозус, которого газета называет только по инициалам В.М., жаждал в неназванной лица 6 тысяч крон. Их надо было до определенного времени оставить на залізничнім дворцы – в печи ожиданий для пассажиров, путешествующих первым классом. В случае невыполнения своего требования студент грозил смертью или тяжелым увечьем. Под письмом он поставил подпись «Революционный комитет».

«Расследование жандармерии о существовании Революционного комитета не дало положительного результата, вероятно, это была обычная попытка шантажа», – сообщала газета.

Тем временем в Станиславове другой жандарм совершил настоящий подвиг, спасая другого студента, который едва не утонул, отдыхая на пляже возле пригородного села Хриплин. В то время Быстрица Надворнянская (ее еще называли Черной или Серебряной) в самом популярном месте для купания (сюда из Станиславова ежедневно прибывали специальные купелеві поезда) имела глубину до 4-5 метров. Именно в таком месте начал тонуть студент по фамилии Франта.

Пляж на Быстрице (межвоенная открытке)

«Никто из окружения не решился поспешить на помощь утопленнику на такой глубокой воде. Сделал это только Владислав Чаплинский, комендант постерунку жандармерии в Княгинине-Горке [теперь микрорайон Ивано-Франковска – Z]. Увидев тонущего, приток к нему и, подвергая свою жизнь опасности, спас его от верной смерти», – восхвалял мужественного жандарма Kurjer Stanisławowski.

А вот спасти еще одного утопленника, підофіцера Аша, который служил в бухгалтерии 1. линейного корпуса артиллерии, к сожалению, не удалось. Мужчину, который попытался оказать ему помощь, Аш чуть не затащил с собой в глубь, но тот вырвался из его цепких объятий. Трагическая смерть підофіцера произошла на глазах его невесты, которая была с ним на пляже. «Ее отчаяние был большой», – отметила газета.

В общем конец июля в Станиславове выдался богатым на трагические события. В частности, в те дни случился пожар в доме на улице Казимирівській, 22 (ныне улица Мазепы). Первой загорелась деревянная стаєнка, с которой огонь перекинулся на такие же пристройки и гонтовую крышу жилого дома. Пожар тушили в течение двух часов, руководил действиями пожарной охраны вице-бургомистр Фидлер. Огонь уничтожил все деревянные конструкции, но, к счастью, имущество было застраховано на 14 тысяч крон в Краковском асекураційному обществе.

Несчастный случай произошел и в знаменитом пассаже Гартенберґів. Шестилетнего ребенка привалило небрежно сложенными под стенами ставнями и дверными рамами. Задев стопку того, как заметил Kurjer Stanisławowski, «барахла», дочь владельца кабака господина Пістрайха была тяжело травмирована в голову. По информации газеты, окровавленную девочку отнесли домой, жизнь ее была под большой угрозой.

«Какой-то рок навис над недавно построенным пассажем Гартенберґів. Его уже охватывала пожар, двое людей во время строительства покалечены, а в воскресенье 6-летняя дитя нашло в пассаже свое несчастье», – сокрушался Kurjer Stanisławowski.

Еще одно трагическое происшествие случались с лесничим Хшонщем во время летнего отдыха в Карпатах. Вместе с группой велосипедистов он отправился через Яблуницкий перевал к закарпатского городка Керешмезе (ныне Ясиня). На очень пологом серпантине, который обычно проезжают, притормаживая или ведя велосипед пешком, Хшонщ, который только научился ездить и имел ровер старой системы (без тормозов), улетел на одном из поворотов на дыбы и приземлился аж на следующем изгибе дороги. Искалеченного мужчину с переломами позвоночника и ключицы доставили в больницу в Станиславове, но состояние его врачи оценивали как критическое.

Ясиня (тогда Керешмезе)

Кстати, тем летом в пансионатах Яремче, Татарова и Ворохты сетовали на малое количество летников. Kurjer Stanisławowski предположил, что причиной отсутствия туристов была чрезвычайно холодная (на конец июля) погода в Карпатах. В Надворной в Черновцах, по данным газеты, в те дни вообще падал снег.

«По Надворной нам сообщают, что в тамошних горах на прошлой неделе выпал снег, вследствие чего температура резко понизилась. В Черновцах на днях при распрекрасной погоде четыре минуты падал снег, который тут же топился», – засвидетельствовали газетчики.

Пока же владельцы карпатских пансионов ждали гостей, крестьяне, батраки господина Гальперна в Станиславівському уезде, начали борьбу за право на достойный заработок. Как сообщал Kurjer Stanisławowski, в те дни на забастовку вышли около 700 рабочих, а главный очаг бунтарей был в селе Тисменичаны (теперь – Надвирнянского района). Требования бастующих касались их вознаграждения за труд: крестьяне хотели работать за каждый 10-й сноп, а не за 11-й, получать в полтора раза больше кукурузной муки, ржи и фасоли, а также целую топку соли вместо половины.

Дальше будет

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.