Станиславов 110 лет назад: город – за сиониста, повят – за украинца

Станиславов 110 лет назад: город – за сиониста, повят – за украинца

Станиславов (теперь Ивано-Франковск) во второй декаде мая 110 лет назад – глазами газеты Kurjer Stanisławowski, Богдана Скаврона и портала Збруч.

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «Избирательная лихорадка. Все, как теперь».

В пятницу, 17 мая 1907 года целая Австрия (так называемая Цислейтания или Долитавщина) выбирала послов Государственного Совета (парламента). В городе Станиславове (ныне – Ивано-Франковск) послом едва не стал представитель партии сионистов, бывший городской раввин Маркус Брауде, который неожиданно опередил обоих «польских» кандидатов – действующего посла Павла Ствертню и так называемого «польского» еврея Эдмунда Рауха. Однако, чтобы завоевать симпатии абсолютного большинства избирателей и пройти в парламент уже в первом туре, сіоністу хватило аж 730 голосов. Избиратели в Станиславове распределили свои голоса между тремя главными конкурентами почти поровну.

Как сообщал Kurjer Stanisławowski в числе по 19 мая, доктор Брауде получил 1204 голоса, Павел Ствертня – 1151 голос, Эдмунд Раух – 1119 голосов. Остальные кандидаты безнадежно отстали: социалист Макс Зайнфельд набрал только 222 голоса, украинец Владимир Янович – 134 («из пяти сотен русских голосов», – иронично заметила польская газета), а доктора Еліяша Фішлера поддержали только 23 человека: «за него голосовали даже не все из тех 75 человек, которые входили в его избирательный комитет и поставили свои подписи на афишах», – саркастически писал Kurjer Stanisławowski.А своеобразный антирекорд установил местный врач, известный тем, что практиковал в беднейших еврейских кварталах, доктор Феликс Берґгоф – ему свое доверие выразили лишь 13 избирателей.

Вместе с тем газета отметила на чрезвычайно высокой активности жителей Станиславова, которые пришли на участки, чтобы отдать свой голос на тех выборах.

«С 4 350 избирателей приняли участие в голосовании 3 866, то есть 89% – небывало большая цифра, которая свидетельствует о небывалой агитацию, которую проводили сторонники всех кандидатов», – оперативно, уже через день после голосования, приводил результаты подсчетов Kurjer Stanisławowski.

Агитация действительно велась бурно. В частности, агитаторов за действующего посла в парламент, железнодорожника Павла Ствертню обвиняли в излишней навязчивости, с которой они распространяли предвыборные листовки. У господина Ствертні, замечала газета, «плохие советчики и приятели, которые, выпуская листовки оскорбительного и клеветнического содержания, наносят вред прежде всего самому господину Ствертні».

«Мы не считаем, что господин Ствертня одобряет такие методы борьбы. Храни Бог каждого кандидата от таких тлумків и высокомерных советников, которые больше вредят, чем помогают», – писал Kurjer Stanisławowski.

В то же время в газете возмущались целенаправленным и регулярным сдиранием афиш, расклеенных в городе на поддержку предпринимателя Эдмунда Рауха, которого считали компромиссной фигурой как для польского, так и для еврейского электората, и который противостоял прежде всего Маркусу Брауде, поддерживаемого евреями – противниками ассимиляции с поляками. Несмотря на то, что агитационные плакаты других кандидатов остаются невредимыми, газета делает вывод, что заниматься таким вредительством не могут представители «магістратської партии» (тогдашней партии власти, которая поддерживала «польского» еврея Рауха, к которой партии принадлежал, в частности, и бурмистр Станиславова, еще один «польский» еврей Артур Німгін), а скорее лица из партии так называемых «чистых выборов», имея в виду сионистов.

Тем временем на поддержку Эдмунда Рауха в театральной зале собрались местные ремесленники и промышленники (по данным газеты, пришли около 300 человек), среди которых были известные в городе общественно-политические деятели Горошкевич, Листовський, Зайбальд, Фидлер и другие. «Его кандидатуру поддержали также доктор Німгін и доктор Цига, которые призвали собравшихся без оглядки на вероисповедание голосовать за национальную кандидатуру, то есть Эдмунда Рауха», – отмечала местная газета.

Но, несмотря на все усилия своих оппонентов, Маркус Брауде приобретал все большую благосклонность в Станиславове. Газета отмечала, что его поддержка росла не только среди «темной массы евреев», Брауде поддерживали также некоторые представители интеллигенции. «Сіоністична агитация, как всем известно, проводится очень оживленно, особенно при пробуждении низменных инстинктов, и может создать для нас результаты немыслимые и неожиданные. Это нужно учитывать, ситуация является очень напряженной, можем выйти из нее победителями только при условии нашей солидарности… В день выборов пусть никого не хватит у избирательных урн, потому что не известно, чей голос станет решающим», – обращался к избирателям Kurjer Stanisławowski.

Чтобы обеспечить высокую явку избирателей, в станиславівському магистрате специальным распоряжением бурмистра от 14 мая того года даже разрешили выдавать талоны для голосования в канун и в сам день выборов. Не удивительно, что в результате только 244 избиратели не получили своих талонов на голосование и не смогли стать участниками выборов.

Сама же процедура голосования в то время выглядела так. Город был поделен территориально на четыре избирательные секции, три из которых были оборудованы избирательные участки в реальной школе (теперь – стоматологический корпус медицинского университета по улице Независимости), а еще одна – в женской школе имени Королевы Ядвиги (ныне – СШ №7 на улице Грушевского). Проголосовать здесь можно было от 8 часов утра до 6 вечера. Для этого нужно было прийти на избирательный участок с полученным в магистрате талоном, в котором было указано секцию, к которой принадлежит избиратель, и собственноручно и правильно вписать в него имя и фамилию кандидата (забегая вперед, заметим, что лишь неправильное написание некоторыми избирателями имени Маркуса Брауде помешало ему стать победителем во втором туре). Заполненные карточки избиратели складывали вдвое или вчетверо и отдавали председателю избирательной комиссии, а тот бросал их в урну.

«Никто не должен никому сообщать, за кого голосует и какое имя на своей карточке написал, потому что голосование является тайным. Голосовать по доверенности нельзя, каждый должен отдать свой голос лично, а на всякий случай хорошо бы было иметь при себе документ для идентификации лица», – напоминал в спецвыпуске в канун выборов Kurjer Stanisławowski.

Когда после подсчета голосов в Станиславове выяснилось, что абсолютного преимущества (для победы в первом туре необходимо было получить 1934 голоса) не имеет ни один из кандидатов, сразу же на следующую пятницу, 24 мая, был назначен второй тур голосования, в который вышли сионист Маркус Брауде и польский национал-демократ («эндэк») Павел Ствертня.

«Случилось, увы, то, о чем мы предупреждали и чего мы больше всего боялись. Безрассудно и не по-граждански, с упорством, достойным лучшего применения, поборений кандидат жид-поляк, который обещал вступить после победы на выборах в «Польского круга» [польская фракция в парламенте. – Z] был побежден, а прошел в следующий круг выборов протегований ствертнівцями враг польскости Маркус Брауде», – сокрушался Kurjer Stanisławowski, призывая избирателей отдать свои голоса за Павла Ствертню, щобb не допустить избрания от Станиславова послом «демагогического кандидата Брауде».

Обеспокоенность поляков возможной потерей депутатского мандата можно было понять: они именно ощущали грозную политическую конкуренцию от украинских партий, которые получали все большую поддержку на выборах в Восточной Галиции. В частности, в Станиславівському уезде уверенную победу одерживал украинский радикал Лев Бачинский, опередив и социалиста Зейнфельда (кстати, тот больше набрал в промышленных районах, так называемых Княгининах возле Станиславова, где жили в основном железнодорожники), и польского ставленника Адольфа Ценьського.

Известно, что выборы в австрийский парламент в 1907 году стали для украинцев настоящей победой. Хотя по количественному составу «Украинское круг» уступало «Польском», но в процентном отношении к количеству населения в крае украинских представителей в австрийском парламенте было даже больше.

Тем временем деловой Станиславов жил ожиданиями других выборов – в местном Ссудном банке, где после совершенного бухгалтером Гільчером кражи наблюдательный совет вынуждена была объявить о смене директоров. Для этого сразу после Зеленых праздников, выпадавших того года на начало июня, должно было состояться общее собрание членов банка – одной из древнейших финансовых учреждений города, в основание которой приобщился в свое время легендарный станиславовский бурмистр Ігнтацій Каминский, відбудовник города после катастрофического «мармулядової» пожара 1868 года.

«В связи с отставкой, объявленной еще перед окончанием дисциплинарного следствия, всей дирекции банка, появилась важное дело выбора новых руководителей этой организации, которая существует уже сорок лет и только по вине собственных членов не занимает соответствующего места, на которое ее могли бы вывести профессионально вышколенные люди», – отмечал Kurjer Stanisławowski.

А для простых станиславівців, которые не имели причин проникаться проблемами Ссудного банка, дошкульнішими цены в местных мясных лавках. В частности, корреспондент газеты сетовал на мясника Вольфа Купфермана, который торговал на площади Мицкевича, возле здания польского общества «Сокол».

«Тот господин насмехается из обязательных тарифов на мясо и городских торговых органов, за мясо низкого качества правит большую цену, на три фунта мяса конечно добавляет фунт костей, а когда покупатель не хочет дать себя в обиду, ведет себя по отношению к нему по-хамски», – говорилось в заметке.

И о хлебе духовном. Пока в театральных и актовых залах кипели предвыборные собрания, художественная жизнь города выкатилось на улицы – ведь и погода этому способствовала.

«Ансамбль железнодорожников «Гармония» каждый вторник будет выступать на площади Франца Иосифа с пол седьмого до пол восьмого часа вечера», – сообщала газета.

Можно не сомневаться, что во вторник перед вторым туром голосования музыканты-железнодорожники включили в свой репертуар так называемый «Марш Ствертні», специально написанный капельмейстером этого ансамбля.

Дальше будет…

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.