Станиславов 110 лет назад: Крысы на почте и развратная молодежь

Станиславов 110 лет назад: Крысы на почте и развратная молодежь

Станиславов (ныне – Ивано-Франковск) в конце октября 110 лет назад глазами газеты Kurjer Stanisławowski в блоге Богдана Скаврона на портале Збруч.

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «Мамонт и носорог в тундро-степях Галичины»

Темные, зловонные, тесные и плохо приспособлены для почтовых операций кабинеты, к тому же, полные крыс – таким малопривлекательным выглядело помещение главной почты в городе Станиславе (теперь Ивано-Франковск) в конце октября 1907 года.

Еще с конца XIX века эта важная для городской жизни учреждение ютилась в нескольких арендованных комнатах каменные Адольфа Биха на улице Смольки (теперь – улица Бачинского, 4). В тогдашнем «офисном центре» снимали помещение также другие учреждения: филиал Австро-Венгерского банка (до того, как перебралась в новостройку на улице Шидловского – теперь часть улицы Грушевского), кантор Корнблюха, который в начале года пытались ограбить заезжие вламувачі, сопутствующие почте телеграф и телефонная станция, а также прообраз кинематографа – фотопластикум (в эти дни здесь же демонстрировались слайды о Ниагарский водопад).

«Каждый, кто имеет какой-то интерес в местном почтово-телеграфічному заведении (а кто из нас теперь его нет?), может убедиться, каким невыгодным, недостаточным, несостоявшимся и негігієнічним является его временное помещение», – сетовала местная газета Kurjer Stanisławowski, описывая все те неудобства, с которыми сталкивались как посетители этого учреждения, так и ее работники.

В частности, как сообщали станиславівські газетчики, кабинеты почтовых чиновников расположенные на разных этажах, куда трудно подниматься по крутым деревянным лестницам, а тесные комнаты, в которых они содержатся, предназначенные скорее для жилья, чем для канцелярии, и к тому же разбросаны по разным углам дома без всякой системы.

«Через тьму работникам приходится даже днем зажигать нефтяные и лойові лампы, нанося ущерб своему здоровью», – отмечал Kurjer Stanisławowski.

Другие важные общественные учреждения Станиславова, как Дом правосудия, филиал Краковского страхового общества (так называемая «Флоріянка»), филиал Австро-Венгерского банка, Мещанский банк и т. д, уже смогли построить собственные здания или хотя бы начали такое строительство. А почтальоны до сих пор вынуждены искать убежища в неприспособленных помещениях.

«Не предполагаем, чтобы почтенная почтовая власть во Львове или Вене допустила до такого скандала (не побоимся употребить такое слово), не допускаем, чтобы эта власть хотела пренебречь мнением и пожеланиями общины города Станиславова, которое после Кракова и Львова крупнейший почтовый заведение на Галичине, не предполагаем, что центральная почтовая власть так мало заботится о здоровье и жизни своих чиновников и работников, что скажет им еще десять лет находиться в компании тысяч крыс в темных, вонючих, тесных, неприспособленных кабинетах каменицы Биха, но имеем надежду, что власть прислушивается к общественному мнению, заботясь о благе своих сотрудников и, в конце концов, и о собственном интересе, и безусловно и поскорее постарается построить новое специальное здание для почты и телеграфа», – не жалея аргументов, убеждал Kurjer Stanisławowski.

По данным газеты, один из местных предпринимателей уже предложил Министерству торговли за свой счет построить в центральной части города «дом с современными требованиями и передать его Дирекции почты по нормальной цене».

 

Станислав Хованець

Очевидно, речь была о предложении владельца станиславівської типографии, одного из самых богатых жителей города – 45-летнего Станислава Хованця. Этот человек еще 18-летним парнем приехал до Станиславова из польского города Тарнов в поисках работы, устроился работать в местной типографии Данькевича и, удачно женившись на дочери владельца предприятия Сабиной, значительно расширил семейный бизнес стал соредактором местной газеты, а также занялся банковским делом, возглавив местную Сберегательную кассу.

Забегая вперед, констатируем, что на предложение Хованця наконец пристали и любезно позволили предпринимателю 1908 года построить на углу улиц Гославського и Собеского (ныне Витовского и Сечевых Стрельцов) четырехэтажное здание почты в стиле неоренессанса, угловую часть которого венчала цибулястий купол. Кроме почты, там получили прописку телеграф и телефонная станция, а на верхних этажах разместились жилые апартаменты, которые предприимчивый издатель, банкир и застройщик выгодно сдавал в аренду.

Ян Томаш Кудельський (1861-1937)

Проект каменного дома разработал известный в городе архитектор Ян Томаш Кудельський, который приобщился к сооружению большинства самых известных домов города. Свой труд архитектора он начинал во Львове под руководством прославленного зодчего Захаревича, а в 1893 году был ангажирован к сооружению в Станиславове помещения для Дирекции железных дорог (теперь – помещения медицинского университета). С тех пор Кудельський обосновался в городе и стал едва ли не главным здешним зодчим.

По его проектам построили Уездную совет на площади Мицкевича (1894), железнодорожные мастерские возле вокзала (1896), Мещанский банк (1900), Краковского филиала страхового общества и Австро-Венгерского банка на улице Шидловского (теперь Грушевского), несколько до сих пор сохранившихся красивых домов и упомянутый дом для связистов.

Нереализованный проект отеля «Ревера»

Кстати, по замыслу архитектора рядом с новым зданием главной почты должен восстать также дом уездного староства, а замкнуть квартал должен был отель «Ревера» (названный так в честь отца основателя города Станислава Ревери Потоцкого). Проекты этих сооружений, которые должны были создавать единый архитектурный ансамбль, до сих пор хранятся в архиве Ивано-Франковской области. Но, через преждевременную смерть 1910 года заказчика строительства Станислава Хованця реализовать эти намерения не удалось.

Филиал Австро-Венгерского банка в Станиславове

Между прочим, в этом же номере Kurjer Stanisławowski увлекался архитектурным талантом Кудельського, описывая как «правдивые украшения нашего города» новое помещение филиала Австро-Венгерского банка и осуществленной им сецесийного реконструкцию пассажа Гартенбергів, который пострадал от пожара.

«Наш город должен быть благодарен господину Кудельскому за то, что за последние несколько лет он украсил его столькими полными художественного вкуса и на самом деле хорошими домами», – раздавали комплименты архитектору местные газетчики.

Пока же в Станиславове готовились к постройке новой архитектурной украшения, какие-то хулиганы наносили ущерб уже строящимся домам, разбивая в них стекла. В ночь против понедельника, 21 октября, жертвами разбойников стали помещения римско-католического катехите здешней учительской семинарии Францишека Скарбовського и учителя той же семинарии Александра Салонія.

«Выбивание стекол должно быть местью за то, что эти учителя на конференции поддержали исключение одного из учеников за его радикальную агитацию», – предположила газета, уверяя участников шайки розбивачів окон в том, что рано или поздно они попадут в руки полиции, и подчеркивая, что своими поступками им не удастся никого запугать. Но, кто именно хулиганил в городе, было неизвестно.

В конце концов, как заметил Kurjer Stanisławowski, в то время в городе ощущается большой упадок морали среди местной учащейся и рабочей молодежи. Причинами этого газетчики называли дословно «здичіння широких масс»,которое проявлялось в непочтительности, лінивстві, искании заработка без труда, пренебрежении культурой, зависти и ненависти к благополучию, неуважении и злобности до высших классов, картярстві, пьянстве и сексуальной развращенности. «Более половины школьной и рабочей молодежи рано становится на путь разврата. Распространяются половые болезни, ужасный алкоголизм, постоянно снижается уровень здоровья. Учитывая это, не удивляет и неврастения, которая отвлекает юношей от спокойного, упорного труда, от которой зависит их будущее, и вне школы бросает их в объятия преступлений», – в отчаяньи отмечал корреспондент газеты, предложив по примеру Львова – организовать в городе «Лигу общественных нравов» для надлежащего воспитания молодежи.

Странно, но в перечне молодежных пороков не было названо курение табака, хотя именно через эту вредную привычку неизвестных парней город чуть не потерял в те дни здание театра.

«В воскресенье в 7 часов пожарная служба получила телефонічне сообщение из городского театра о дым, который заметили в коридоре рядом с гардеробной возле раздевалки. Приехав на место, пожарные обнаружили, что в шкафу, размещенном в стене в коридоре со двора, загорелись тряпки и бумаги, от которых занялись полки и дверцы шкафа», – сообщал Kurjer Stanisławowski.

Театр им. А.Фредра

Пожар потушили еще до приезда пожарных. Ее причиной, как газетчики предположили, мог стать непотушенный окурок, брошенный кем-то из посторонних лиц, которые часто бродят за кулисами. «Если бы огонь разгорелся тогда, когда в театре не было никого из служащих, могла пострадать целая здание театра», – отмечал автор статьи.

Еще одно несчастье в те дни случилось на пути. Молодой рекрут на железнодорожной станции бросился под поезд Станиславов–Коломыя, и колеса отрубили ему голову. Как сообщала газета, 21-летний Антон Венгриновський был родом из Загайполя и служил в 24. полка пехоты. Причины такого его поступка были непонятны.

Тем временем суд вынес приговор по делу о гибели другого солдата – рядового Перцовича, которого в июле этого года проткнул саблей во время муштры на плацу капитан Шрауб. Офицера за неосторожные действия был осужден до трех месяцев ареста.

«Такое наказание не влечет за собой никаких юридических последствий. На прошлой неделе капитан Шрауб уже начал отбывать свой арест», – сообщала газета.

Владислав Гільчер

А вот бухгалтер Ссудного банка Владислав Гільчер, который присвоил более 20 тысяч корон и, часть проиграв в карты, сбежал из города в неизвестном направлении, судебного вердикта так и не дождался. Зато, пока его разыскивали, он неожиданно сам вызвался с далекого заокеанского города Чикаго. В письме, адресованном директору обворованного банка господину Зайончку, он объяснил свой поступок легкомысленной и вредной для банковского учреждения деятельностью предыдущего руководителя господина Бурнатовича. «Не пообещал, однако, отдать того, что украл», – иронично отметил Kurjer Stanisławowski.

Дальше будет…

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.