Станиславов 110 лет назад: Трамвай так и не построили, а на дуэлях дрались

Станиславов 110 лет назад: Трамвай так и не построили, а на дуэлях дрались

Станиславов (ныне – Ивано-Франковск) в начале сентября 110 лет назад – глазами газеты Kurjer Stanisławowski в блоге Богдана Скаврона на портале Збруч.

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «Летники, редкие почти, как комета Даниэля».

В начале сентября 1907 года жителей Станиславов (ныне – Ивано-Франковск) порадовали перспективой внедрения в городе электрического трамвая. Как сообщила местная газета Kurjer Stanisławowski, львовскому адвокату Вестрайху и каком-то Кароле Петриковському Министерство железных дорог Австро-Венгрии согласовало разрешение на начало технических работ для прокладки «электрической колеи низшего типа в Станиславове».

«Это разрешение еще не означает концессию на сооружение пути», –успокаивали при этом горожанах газетчики. Тогда считали, что появление на улицах города вагонов трамвая станет чуть ли не стихийным бедствием для тихого Станиславова. Хотя стремительно развивалось, в частности, росло число его жителей, и при этом единственным видом общественного транспорта все еще оставался старый добрый фіякр. Тем временем в соседних Львове и Черновцах уже ходили первые трамваи на электрической тяге.

Как известно, трамвай так и не появился ни в старом Станиславе, ни в новейшем Ивано-Франковске. Хотя уже в следующем, 1908 году магистрат объявил о начале подготовительных работ по внедрению в городе трамваев и даже утвердил схему их движения. Нереализованный трамвайный маршрут должен был пролегать от вокзала современными улицами Вовчинецькою и Грушевского до «стометровки». Здесь было первое разветвление: одна ветвь направлялась к железнодорожному переезду на современной улице Независимости, другая – поворачивала к пассажу Гартенбергів, где колея снова роздвоювалась. Отсюда по улице Галицкой можно было добраться до современного парка Военных Ветеранов, где тогда была торговица лошадьми и крупным рогатым скотом, а другая колея, которую должны были проложить современными улицами Мазепы, Сечевых Стрельцов и Чорновила, вела к городскому парку с конечной остановкой у здешней тюрьмы «Дубрава».

Работы по обустройству трамвайного движения в Станиславове должна была проводить известная немецкая фирма Siemens & Halske. Кроме мощение улиц, прокладку рельсов и закупки подвижного состава, планировали также построить электростанцию и трамвайное депо.

Но еще через год, в 1909 году, городская власть вдруг отказалась внедрять электрические трамваи. Возможно, магистрата не удалось договориться о софинансировании на выгодных условиях с Министерством железных дорог, а для городского бюджета миллионный проект оказался слишком тяжелым.

Надо сказать, что венские железнодорожные чиновники имели основания не слишком доверять станиславівцям относительно финансов и материальных ценностей. Именно в те дни обнаружили крупные хищения в здешних железнодорожных мастерских (теперь – Ивано-Франковский локомотиворемонтный завод).

Во время проверки на складе не досчитались различных материалов общей стоимостью свыше ста тысяч крон. Треть этой суммы составляла нехватка дубовых брусьев, которые уже много лет поставлял станиславівським колійовцям предприниматель Лейзор Вуль. После его банкротства (а позднее и смерти) дела фирмы вели его вдова и сын. Когда же вскрылась недостача в Станиславове, семейка «предпринимателей» поскорей сбежала в Америку, тем самым помешав, как заметил Kurjer Stanisławowski, проведению дознания по этому делу.

«Предприниматели» убежали также от финансовых взысканий, возложенных на наследников покойного Лейзора Вуля, как и на начальника секции хранения инспектора Зібауера, ассистента Килиту и железнодорожного смотрителя Вальдекера, ответственных за сохранность ценностей. По этому делу было назначено судебное следствие, результатов которого советовала дождаться газета перед тем, как назвать виновников и требовать их наказания.

Тем временем не избежал кары обидчик приезжего магната из Буковины, постояльца станиславивского отеля «Европейский». Как сообщала газета, бывший гостиничный служащий Ян Лихой, который украл почти 4,5 тысячи крон, еще и украшения, попал в руки властей в городке Райхенау возле Вены. Он зашел к общественному правительства и расспрашивал там о какую-то горничную, которая работает в одной польской семье – якобы его невеста. Поскольку Ян Лихой был объявлен в розыск, письма с его ориентированием были разосланы по всей империи. Общественный писец обратил внимание на сходство незнакомца с описанием разыскиваемого и вызвал полицию.

«При личном досмотре у него было обнаружено под рубашкой три купюры по тысяче крон, 50 крон в кошельке и золотые часы. Сейчас оно передано в уездного суда в Глогніці», – сообщал Kurjer Stanisławowski.

А в это время трое малолетних арестантов в Станиславове совершили попытку побега. А для своего намерения почему-то выбрали дорогу в направлении военного плаца, где именно происходила муштра отделов пехоты. Двое беглецов сразу попали в руки солдат, третьего дозорный Твердохлеб догнал аж на кладбище в пригородных Опришівцях (теперь – микрорайон Ивано-Франковска).

Кстати, за слишком гордо военных имели проблемы не только малолетние арестанты, но и станиславівська полиция. Двое офицеров-резервистов, доктор права К. и какой Ц., устроили в 6 часов утра дуэль – поединок на палашах. Поводом к дуэли, как сообщила газета, была личная обида. Затем доктор К получил серьезную рану руки, а его соперник – легкую царапину груди.

Примерно так выглядели тогдашние дуэли с применением холодного оружия

Такие стычки не были редкими в городе – они происходили или в пустых, заброшенных помещениях или на территории военных частей, которых в городе тогда было немало. Полиция пыталась препятствовать, но не всегда успешно. Скажем, в 1902 году на один из таких поединков, который проходил на территории артиллерийских казарм, инспектора полиции Войтасевича просто не пустили. А в июле 1906 года в поединке потерял ухо львовский художник, который гостил в Станиславове и чего-то не поделил с местным полковым врачом. Соперники сражались в тех же казармах, также на палашах.

Неспокойно было и на политической арене. В Галиче, как рассказывала польская газета со слов москвофильского «Галичанина», произошла стычка во время веча москвофилов, которое происходило при участии посла Глибовицкого (по утверждению того же «Галичанина», собралось около 10 тысяч человек из Галича, Рогатина и Станиславова). На Замковую гору, где происходил сдвиг, пришли также послы-украинофилы Евгений Левицкий и Лев Бачинский со своими сторонниками. «Когда их заметили москвофильские драбанти, то двинулись на них так, что жандармерия дважды пришлось идти в атаку», – описывал схватку Kurjer Stanisławowski, отметив, что «украинцев» таки прогнали с Замковой горы, а обоим послам, особенно Бачинському, перепало тумаков. Польская газета цитирует «Галичанина»: якобы москвофилы «задавили украинскую саранчу». А как оно было на самом деле, надо искать в жандармских протоколах.

Тем временем в Богородчанах едва не ушло с дымом целый центр. Как сообщала газета, огонь взорвался на рынке. «Сгорело около двадцати домов, лавочек и различного имущества, которое принадлежало еврейской общине. Размер ущерба составляет примерно 30 000 крон», – сообщал Kurjer Stanisławowski, отметив удачные действия пожарной команды во главе с господином Верзейським, которые локализовали пожар, не дав ей распространиться.

Кстати, в Станиславове также было жарко от пожаров: в те дни разразился огонь на подворьях Ліндерна и Табака на улице Седельмеєревській (теперь – улица Новгородская), спалив гонтові крыши на старых развалюхах, а в Княгинине (ныне – микрорайон города) в хозяйствах Когутяка и Вайгартена сгорело четыре стога клевера и хозяйственная постройка.

В Карпатах тем временем сетовали на засилье тартаков. «Еще несколько лет назад в окрестностях Яремча было только два лесопилки – один в Микуличине, второй – в Делятине. Теперь на каждой станции их по одному или даже по несколько», – отмечала газета. И не только на станциях. Паровая пила без отдыха работала в Надворной, Терновицы Лесной, Луга, Белых Ославах, Ворохте, Татарове, Яблунице. Газета сетовала, мол, еще несколько таких тартаков – и за несколько лет не будет, что резать, а пришельцам-горожанам здесь расскажут о красоте Карпат, куда приезжали на охоту немецкие князья и английские лорды, как теперь рассказывают о спрятанные в горах сокровища Довбуша.

«И что здесь нового? – спросит современник. – И сейчас там режут лес, аж гай шумит». Но с тех давних тартаков везли за границу (в Пруссии) доски и балки, а сейчас с гор везут непиляний лес-кругляк.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.