«Так чего же ты туда пошел?» Будни и басни горной спасательной службы (ФОТО)

«Так чего же ты туда пошел?» Будни и басни горной спасательной службы (ФОТО)

Черногорский хребет, к которому принадлежит самая высокая в Украине гора Говерла, разделяющей Украинские Карпаты на Закарпатье и Прикарпатье.

По позвоночнику, поднимаясь на самые высокие горы-двухтысячники, или траверсом (в обход) можно пешком перейти из одной области в другую, пишет УП Жизни.

Периодически туристы в Карпатах попадают в опасные ситуации: сбиваются с дороги, травмируются, истощаются, а зимой могут попасть в лавину.

Для их поиска и спасения существует служба горных спасателей.

Однако сейчас, по словам спасателей, спасать нужно их самих – от реформирования.

Основы альпинизма и тушения пожара

Горные поисково-спасательные подразделения есть в пяти областях Украины: девять в Закарпатской, семь в Ивано-Франковской, две во Львовской и по одной в Тернопольской и Черновицкой.

Поселок городского типа Ясиня расположен в Раховском районе на Закарпатье. Это достаточно большой населенный пункт в сравнении с окружающими небольшими горными селами – Ясиня “вытянулась” вдоль свіжоасфальтованої трассы Рахов-Ивано-Франковск на 10 километров.

Через поселок широко протекает река Черная Тиса, что после летней жары заметно обмелела.

Из Ясиней можно подняться как на Свидовецкий хребет, так и на Черногорский. Рядом также расположен горнолыжный курорт Драгобрат с одноименной горой.

Еще в прошлом году ясінянський аварийно-спасательный отряд спецназначения занимал помещение деревянного домика туристической базы “Эдельвейс”, но сейчас их легко найти в бывшей амбулатории, в центре поселка.

Это довольно просторное здание на несколько комнат со стойким запахом лекарств, что остался от предыдущих владельцев.

На полу в центральной комнате разложен палатка цвета хаки. На столе лежат каски и специальную обувь. Повсюду развешаны грамоты и награды спасателей, на шкафу возле стола командира отряда прикреплена панорама заснеженной Черногоры. Возле стены аккуратно сложенные лыжи.

Атмосфера в помещении еще не достаточно обжита: в облачную погоду здесь особенно серо и прохладно.

Во времена СССР в Ясинях функционировала контрольно-спасательная служба, где было только двое человек: командир отряда и один инструктор. Чтобы организовать работу, привлекали общественных спасателей. Это были люди, которые работали на туристических базах.

Дважды в год каждый из них проходил специальный семинар и в обязательном порядке вынужден был идти в горы, когда случалась чрезвычайная ситуация. Иначе – увольнение.

Части инструкторов такая работа нравилась, другие же ходили на поиски через силу.

После распада союза, организовали государственную службу, которая за годы существования неоднократно меняла названия и подчинения. Некоторое время горные спасатели атестувалися вместе с горными и при проверках должны знать, как вести себя в шахте при выбросе метана.

В настоящее время горные спасатели является частью Государственной службы чрезвычайных ситуаций и на аттестации, кроме собственной специализации, должны знать, чем и как тушить пожар.

Больше всего работы – в праздничные дни

В Ясинях работает шестеро спасателей, в соседнем селе Лазещина, откуда начинается маршрут на Говерлу – еще шестеро.

Почти каждый горный спасатель пришел со спорта или горного туризма. Для этой работы есть две важнейшие условия: хорошая физическая форма и отличное ориентирование в горах. Особенно в туман и дождь, а также ночью.

В Ясинях среди спасателей работают преимущественно мужчины старшего возраста. Говорят, что для молодых слишком низкая зарплата.

Признаются, что одежду и часть снаряжения, например рации, покупают себе сами – в выходные ходят в секонд-хенда, чтобы проверить, не привезли чего-то подходящего. Питание на выездах горным спасателям также не обеспечивают.

Евгений Гашпарович, командир ясінського спасательного пункта, начинал как тренер горных лыж и уже 15 лет работает спасателем.

За время работы горным спасателем, ему сотни раз приходилось объяснять туристам дорогу по телефону, успокаивать, искать потерянных людей ночью и сносить вниз тела туристов, которые погибли.

О ситуации, что случаются в горах, господин Евгений рассказывает с доброй злостью:

“Бывает так, что ищешь человека в течение суток: днем и ночью. Злой, что туристы пренебрегают любыми правилами: идут в горы по одиночке, поднимаются в высокогорья в ужасную погоду. А потом находишь человека и слезы на глазах. Радость от того, что нашли живого”.

Больше всего здесь работают зимой и в праздничные дни. Почти каждые выходные спасатели имеют по несколько выездов.

Первое, что советуют туристам спасатели – не ходить в походы по одиночке. Следующее – зарегистрироваться. Это можно сделать по телефону, через электронную почту или лично в пунктах спасателей. В случае чрезвычайной ситуации это позволит службе сориентироваться, где туристы могли заблудиться.

“Я смотрю, как он одет, какое имеет снаряжение, по какому маршруту идет.

Мы, например, знаем, что у нас в одном месте за последние несколько лет трижды было поражения молнией. Мы говорим, чтобы люди старались его обходить.

В определенных местах не работает мобильная сеть, их мы также хорошо знаем”, – говорит Гашпарович.

Опасность в горах может случиться в любой момент. Даже в мелкой реке во время обильного дождя вода может подняться на 3-4 метра за несколько часов.

Спасатель вспоминает ситуацию, когда девушка с парнем переходили реку. Девушка шла впереди и когда оглянулась с предложением снять рюкзаки, увидела, что парень упал и его затягивает в воду.

“Она не смогла его вытащить. Сама добежала до нас только через день, но потом не могла вспомнить месяца, где это произошло. Мы нашли тело через три дня, когда его почти заилило.

Кажется, в Карпатах нет ничего сложного, а вот прошел дождь и все”, – вспоминают спасатели.

Однажды они всю ночь искали бабушку, которая заблудилась, собирая чернику. Один из спасателей всю дорогу угрожал прикрикнуть на старуху, а когда нашел – первый побежал ее обнимать. Еще и потом помогал ей сносить вниз ягоды.

“Спрашиваем: “Как вам было в эту ночь?” Сказала, что не спала и сидела на дереве, потому что внизу ходили кабаны.

Жаль ее стало. Моментом переламывается психика, даже не знаем, как это все можно объяснить”, – вспоминают спасатели.

Другая любимая история спасателей – “о попе и прокурора”:

“Однажды зимой пошли в горы поп и прокурор. Замерзли и нечем даже разжечь костер, потому что ни поп не курит, ни прокурор.

Мы всю ночь их искали и таки нашли. Встречаемся с попом через три-четыре дня, а он говорит: “Ой, я имей скорее хороню, как вы ищете!”.

Карпаты открыты для мира

Украинские Карпаты открыты для любого путешественника. Регистрация у спасателей не обязательная и даже на пунктах входа до Говерлы в Лазещине на Закарпатье и Заросляке на Ивано-Франковщине, турист может отказаться от регистрации.

В этом спасатели видят проблему на законодательном уровне – отсутствие всяких правил позволяет туристам сознательно подвергать собственную жизнь опасности с расчетом, что горные спасатели все равно по нему придут.

Это спасателей удивляет и одновременно возмущает:

“Сейчас турист такой, что ушел в горы и потом звонит, говорит: “Я замерзаю”.

Мы ему советуем возвращаться обратно, а он говорит, что не дойдет. То чего же ты туда пошел?

Зимой на лавиноопасных территориях ставим предупреждающие знаки. А они все равно туда идут. Чего ты под него идешь, думаешь, мы там что-то от тебя спрятали?

Это как представить, что ты вішаєшся на веревке, а я должен успеть ее над тобой обрезать”.

За рубежом распространена практика страхования жизни перед походом в горы. Таким образом вызов спасателей покрывается страховой компанией. Если же проблема произошла, когда турист сознательно заехал или зашел в запретное место – нужно будет заплатить штраф.

Круглосуточно на посту спасателей должен быть дежурный, который фиксирует все обращения. После вызова группа собирается за 40 минут, еще примерно час занимает дорога.

Если турист находится в тяжелом состоянии, его кладут к акьї (специальные спасательные сани) и аккуратно свозят вниз. Затем передают медикам.

Ранее эти сани использовали только зимой, а потом для летнего времени приварили к ним колесо.

Спасатели Чехии и Германии отдали несколько таких Украине как гуманитарную помощь, поэтому теперь их используют на каждом подъемнике.

В советские времена правила для горных походов были более суровые, особенно зимой.

Например, на гору Стог, что входит в Свидовецкого массива, могли идти только альпинисты. С того времени появилось много подъемников и подъемников, и уже никто не проверяет, умеет ли вообще лыжник кататься.

Каждый подъемник имеет собственных инструкторов, которые проходят обучение в горных спасателей. Инструктор должен уметь свести с горы человека и снять с подъемника.

В обслуживании спасателей является автомобиль Mitsubishi L 200, которому чуть меньше десяти лет. Но и он не везде может проехать.

Спасатели говорят, что в наиболее сложные места может добраться разве что старый ГАЗ66. Самый сложный маршрут спасатели преодолевают пешком.

“Для нас нет плохой погоды. Туман, дождь, снег, ветер – мы идем. У каждого есть семья, дети. Одиннадцать месяцев в год мы должны постоянно быть на телефоне”, – рассказывают спасатели.

Мобильные номера каждого пункта опубликованы в сети. Еще один способ вызвать помощь – звонить на 101.

Диспетчер сам направит к туристу нужную спасательную службу. Однако, горные спасатели отмечают, что диспетчеры не всегда ориентируются на территории и потом, если с туристом пропадает связь, не всегда могут объяснить, где человек потерялся. Таким образом теряется время.

“Карпаты не добрые, и не злые. Они просто не прощают пренебрежения опасностью.

Можно думать: “Я был на Кавказе, в Гималаях, мне эти Карпаты”. По статистике, гибнут много людей, которые имеют очень большой опыт. Происходит переоценка своих сил.

Так, например, несколько лет на Близницы погиб командир группы, опытный чешский альпинист Даниэл Грауп. Навигатор неправильного его повел и его накрыло две лавины”.

С каждым годом количество туристов в украинских Карпатах увеличивается. Многие путешественники, которые раньше ходили в Крымские горы, открыли для себя Западную Украину.

В июле-августе только на Говерлу каждый день поднимается до трех тысяч человек.

Тайный приказ о реформировании на Прикарпатье

У входа в пункт Верховинских спасателей на Ивано-Франковщине растут пальмы, лимонные деревья и олеандры.

Местная группа спасателей работает на втором этаже дома, на первом же – офис туристско-информационного центра “Верховина”. Его исполнительный директор Василий Кобылюк также занимает должность руководителя Верховинской группы горных спасателей.

Кабинет Кобилюка открывает его дочь – отец вот-вот должен вернуться из похода.

В небольшой комнате уютно – много растений, альбомов с фотографиями, дипломов и наград. На столе у руководителя отряда карта Соединенных Штатов Америки – весной он несколько недель там путешествовал.

Впервые на Говерлу Василий Кобылюк вышел 40 лет назад и теперь водит туда туристов.

С 17 июля основная тема для прикарпатских горных спасателей – реформирование.

Руководящий состав получил уведомление о сокращении. Василий Кобылюк цитирует такое письмо:

“Сообщаем, что Приказом ГСЧС Украины от 30.06.2017 года №357 “О проведении организационно-штатных мероприятий в подразделениях областного ГСЧС” должность начальника третьей группы сокращена.

В связи с этим в случае невозможности занимать вышеуказанную должность вам будет предложено другое место работы в аварийно-спасательном отряде в управлении ГСЧС в области.

В случае отказа после истечения двухмесячного срока с момента получения персонального уведомления согласно ст. 49 Кодекса законов Украины “О труде” вы подлежите увольнению с работы по п. 1 ст. 40 в связи с сокращением штата работников”.

В Государственной службе по чрезвычайным ситуациям на запрос “Украинской правды. Жизнь” сообщили, что суть реформирования горной службы заключается в ее переименовании, увеличении численности работников на 17 единиц и введении дополнительного кинологического отделения.

В то же время, приказ ДСНС №357 в ответ на запрос не предоставили.

Сами же спасатели понимают суть реформы иначе: 17 дополнительных должностей займут аттестованные работники пожарной службы, которые не разбираются в специфике спасения в горах.

Горные же спасатели других должностей не хотят и об этом смело заявляют в местных сми и на пресс-конференциях.

В Верховине убеждены, что привлечение военизированных должностей в управление – не самая лучшая идея. Деньги, которые потратят на этих людей, лучше было бы использовать на спецодежду для спасателей, снегоступы и другое снаряжение.

Василий Кобылюк также отмечает, что вместо увеличения количества спасателей, стоит развивать сеть общественных спасателей, которые бы помогали службе в чрезвычайных ситуациях. Подобные системы работают сейчас в Германии и Чехии.

По словам руководителя отряда, спасатели в Верховине, в случае такого реформирования, не будут продолжать работать в службе, а найдут себе другую работу.

Реформировать службу планируют 17 сентября в символический день – праздник Дня спасателя.

Карпаты – один из самых сложных регионов в ориентировании

Рассказывая о своей работе, Василий Кобылюк принимает звонки от коллег, которые в это время спасают туриста из Мариуполя.

Четверо спасителей час назад выехали в горы. Парень из Донецкой области отравился грибами возле озера Маричейка. Руководитель группы записывает данные туриста, его товарища, сообщил о беде, и передает их в Ивано-Франковск. Туриста забирает карета скорой помощи едва живого и без сознания.

По словам Василия Кобилюка, Карпаты – один из самых сложных горных массивов в ориентировании.

Карпатское высокогорье, альпийские луга – однотипные. Верхом Карпат, в отличие, например, от Кавказа, не острые, а пологие. На таких вершинах очень легко заблудиться. Летом здесь ориентироваться очень трудно, а зимой – почти невозможно.

“Вершины гор сливаются с туманом и облаками поэтому образуется такое “молоко”. Когда ты там оказываешься, не понимаешь куда идти”, – объясняет Кобылюк.

“Это особенность Карпат. На Кавказе есть вершина, есть перевал, есть скала.

Зимой здесь не видно троп и нет никаких других ориентиров. Иногда, оказавшись на крутом склоне, ты не можешь сориентироваться где верх, а где низ – настолько это молоко тебя обступает”, – добавляет спасатель.

Еще одна сложная особенность – субальпийский пояс горной сосны. Гуцулы называют его “жереп”. Эти кусты создают непроходимые заросли, что сначала стелются по земле, а затем поднимаются вверх на 2-4 метра.

Если зайти вглубь жребия, можно остаться там навсегда. Ветки под ногами колышутся и идти по ним невозможно.

Другая важная вещь – многие туристы считают, что если потерялся, надо найти ручей и идти по течению. Так можно выйти к селу. В Карпатах это не поможет. Здесь потоки глубокие и завалены. Гуцулы называют это “заломы”. Деревья падают и создают захламленные участки и пройти днищем потока нереально. Параллельно долине должна идти тропа, которую надо найти и выходить в деревню именно ею.

Для альпинистов зимние Карпаты не сложные: это категория 1Б или 2А из пяти возможных. Но для пеших походов – это четвертая категория сложности, поэтому любой поход в зимние Карпаты потенциально опасен.

За время существования службы, всех туристов нашли живыми, или нет.

Сами спасатели не скрывают, что также попадали в ситуации, когда не могли найти дорогу – обходили одну гору по несколько раз шли в неверном направлении. Про такие места говорят, что там на человека нападает “блуд”.

“Я никого не спас, только сделал много для того, чтобы люди остались живы. Я это не считаю, – говорит он.

Человек поломал ногу, мы ее снесли вниз, умерла бы она? Наверное, нет. На самом деле, за свою жизнь я спас одного человека, но это было на Центральном Алтае”.

Он называет три категории людей, которые идут в горы зимой: альпинисты, спасатели и самоубийцы.

“Промышленность выпускает массу туристического снаряжения. Люди смотрят приключенческие каналы им кажется, что все под силу. На самом деле, большинство зимних туристов – непрофессиональные, но убедить их в чем-то трудно, – говорит он.

Однажды мы искали тело парня, который ушел в горы сам в ноябре. Нашли аж в мае.

Когда сносили тело, сели передохнуть и встретили другого одинокого туриста. Я спросил у него: “Что ты имеешь из снаряжения?”. Он ответил, что ничего, потому что экстремал. Я открываю накрытия, он смотрит на черную человека, которая полгода лежала в горах и говорит: “Со мной такого не случится”.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.