Тарас Прохасько: Элементарно

Тарас Прохасько: Элементарно

Предлагаем свежую публикацию франковского писателя Тараса Прохасько на портале Збруч.

Надо знать свой адрес и точный маршрут из дома до школы. Надо знать дату своего рождения. Табличку умножения надо знать, как Отче Наш. Отче Наш просто знать.

Надо, чтобы ты умел плавать, играть на фортепиано, танцевать, ходить на ходулях и стрелять из пистолета – папа давал задания на год. Культурному человеку надо знать хотя бы сто латинских выражений. Общительный человек должен уметь играть в шахматы, на біліярді, в преферанс и бриджа – поучал товарищеский отец товарища. Вы должны знать гимн Советского Союза и УССР из любой линейки любого куплета – требовал заведующий городского отдела культуры. Люби и знай свой родной край! Три законы Ньютона, теорему Пифагора, несколько алгебраических формул, существительные первого склонения, кровеносную систему рыб и скелет птиц, «Партия ведет», «Завещание». Чтобы называться посредственным ботаником, надо знать минимум сто карпатских видов. Для сдачи нормативов ГТО надо уметь подтягиваться десять раз, прыгать с места на метр семьдесят, бросать гранату на тридцать метров. В комсомол не примут, если не знать шесть его орденов. Зачет не здаш, не зная все съезды партии. Образцовый солдат должен назвать все страны Варшавского договора и всех высших руководителей армии и флота. Радиотелеграфист второго класса обязан принимать и передавать азбукой Морзе двадцать восемь групп в минуту. Ученик первого класса должен читать сто слов в минуту. Чтобы считать себя знакомым с камасутрой, надо изучить азы еще нескольких умений. Благородному человеку достаточно уметь фехтовать, ездить верхом, знать генеалогию, этикет и научиться быть остроумным – вычитал где-то брат. Писатель должен просто садиться и писать то, что хорошо знает. По крайней мере косить и рубить дрова. Хотя бы завести машину и медленно поехать по пустой дороге. Я уже не говорю о технике безопасности, десятки экзаменов по различным дисциплинам, списки рекомендуемой литературы и словарики разных языков, пин-коды, номера телефонов, расписания поездов, требования по пересечению границы, дату сожжения Яна Гуса, девичья фамилия матери… Как надо, то надо. Я все это постепенно знал и умел. Нельзя сказать, что жалею, нельзя сказать, что все это действительно было нужным. Хорошо, что сам додумался до того, чтобы самостоятельно научиться оказывать первую (а порой и последнюю) медицинскую помощь.

Но несмотря на то все я забыл, как делаются базовые вещи. Теперь смотрю на девятимесячную человека и, не переставая быть таким, который знает, что есть для чего, после чего возникает, как функционирует, пытаюсь повторять за ней доступные ей движения, взгляды, ощущения, удивление, открытие, возвращаясь к элементарного и самого важного, о котором никто не говорил мне, что надо. Жизни, в котором царит не должен, а можешь, не должен, а способен.

Он до всего прикасается руками. Ладонью, преимущественно целым, выделить один палец еще не имеет потребности. Больше всего бьет по поверхностям, в том числе по других руках, своих и чужих, но также и по клавишам фортепиано. Проверяет все на упругость, сопротивление и податливость – пол, стены, стекла. Трется рукой об фактуры – разное дерево, разный металл, разный текстиль. Мнет бумагу, сливку, виноградину. Другой базовый подход – хватать. Траву, листья, шерсть зверей. Пытается связать размер с весом – как держать. И на что как давить, скажем на щеколду. Он лазит на коленях и руках, оставаясь порой на одной руке. Дойдя до преграды, он проверяет ее своим напором, чтобы знать, что делать дальше.

Он исследует звуки. Прежде всего удары чего-то об что-то. И свои собственные. Изучает, как можно фуркати губами, щелкать языком, пищать и гудеть. Пищит и гудит в различных пространствах по-разному, лапаючи луну. Он всегда вращается на разные звуки, потому что звуки являются признаком события.

Ему нравятся люди с яркой и выразительной мимикой. Ему кажется, что одежда – это часть личности, но понимает, что очки и бусы является чем-то дополнительным. Его глаз внимательно следит за водой, которая течет вертикально, но еще безразлично горизонтальных водных поверхностей. И все-все он все еще проверяет губами. Он любит отвечать смехом на смех. А спит так хорошо, что аж становится страшно, пока не присмотреться, что грудь слегка поднимаются и опускаются. И такого разного так много, что может не хватить дня, чтобы повторить то, что было однажды.

Еще такое наблюдение для игрушечной индустрии. Кажется, что людей в таком возрасте немного кумарять цвета и конфигурации предложенных игрушек. Лучше камни, псы, кастрюли, ложки, палки, шнурки и куски. И обязательно – настоящую взрослую обувь.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.