Тарас Прохасько: Роскошь умирания

Тарас Прохасько: Роскошь умирания

Предлагаем свежую публикацию франковского писателя Тараса Прохасько на портале Збруч.

Теперь к этому немного привыкли, как привыкают ко всему плохому, чуть больше шансов пожить и в таком состоянии дает медицина, немного лучше научились это вытеснять из персонального и массового сознания. А еще совсем недавно среди наших людей ширилась новая мистическая фобия – вдруг все заметили, сколько вокруг умирает от рака, в скольких семьях есть свои онкобольные, которые еще живут, но уже не жизнь ни ему, ни родным. Какая-то новая кара Божья – так говорили.

При этом мало кто обращал внимание на три простые вещи. Во-первых, что рак является обычной болезнью, которая была всегда, но которой становится все больше из-за увеличения количества людей, продления жизни, небывалого развития и распространения технологий всех мастей, которые, облегчая повседневную жизнь, не могут одновременно не быть источником множественных раздражений на глубоком молекулярном уровне. Во-вторых, онкологические заболевания, помимо общего фона и наследственных склонностей, непосредственно связанные с собственным образом жизни, в том числе с ментальным, эмоциональным, с думанням – уже является сферой личной ответственности. В-третьих, что для того, чтобы не довести свою болезнь до точки невозврата, стоит время от времени делать какие-то бадання и обзоры. Если на первое не может повлиять никто, на второе – единицы, то третье доступное каждому. Но и этого почти никто не делает. Можно годами мучиться какими-то болями, запивая боль водкой или подавлять анальгетиками, или просто терпеть, но так и не прибегнуть к ранней диагностике, боясь даже подумать о мистическую страшную болезнь. Хотя в этом тоже есть свой особый смысл. Иногда к нам приезжают иностранные онкологи, чтобы поучиться – посмотреть на то, чего никогда не имели возможности увидеть, понаблюдать, как выглядит канцер на высоких стадиях своего развития.

Когда опухоли и метастазы выходят за рамки отдельного организма, когда они касаются заболеваний мест и экотопа, наши земли вообще могут служить безупречным учебным материалом. Один Чернобыль чего стоит. А несколько лет назад в Карпатах появилась еще одна зона, которая неожиданно быстро перешла из начальной стадии злокачественной опухоли в развитую. Как раз теперь есть тот критический момент, когда можно ее обнаружить и решиться попробовать что-то сделать, потому что еще через несколько лет будет уже совсем поздно.

Такой опухолью, которая уже запустила начальные метастазы, является крупнейший и самый известный высокогорный курорт, который вполне по законам онкологии – получил новые возможности для своего распространения. Его привлекательность и успешность – это почти полная победа безудержного развития смертельной болезни.

Нельзя добровольно такого делать, если хоть немного ориентироваться на здравый смысл. Высокогорная зона обоснованно не выдерживает подобной нагрузки. Как печень начинает разлагаться тогда, когда избыток токсинов превосходит ее функциональные очистні возможности, так высокогорный экотоп прогрессирующее отмирает, получив удар того, что не поддается самовідновленню.

Целый город среди гор. Город, которое направлено на истощение места. Дома, безмерные потребности в воде там, где вода еще не задерживается, тысячи автомобилей с их выбросами, миллионы человеческих тел, которые моются, едят, испражняются, топчутся. Полное отсутствие совершенных канализаций, тотальное загрязнение открытых и подземных вод биологическими и химическими отходами. А еще шум и освещение.

Метастазы не менее серьезные. Этот курорт является триумфальным поражением этики и эстетики. Инкубатором жадности, гордыни, злобности, жестокости. Он построен на уничтожении невосполнимых ресурсов среды, на деморализации аборигенов и стимуляции хищных инстинктов своих клиентов. Настоящая раковая опухоль, которая пожирает клетки тела, разрастаясь в такой способ. Здесь действительно есть что изучать онкологам, экологам и антропологам.

Ментальным способом, которым вполне можно остановить и рассосать опухоль, здесь уже не поможешь – ведь до такого способны единицы, а в этот поток самоуничижения вложено слишком много усилий, чтобы решение единиц ничего не весило. Правдоподобно, что на раннюю диагностику тоже нечего надеяться от нее бегут, пока есть дешевое обезболивание. Поэтому остается одно – однажды зафиксировать рак на последней стадии и смириться с тем, что это место уже умерло, что оно больше не пригодно к жизни. В лучшем случае, его придется вырезать, даря интересный исследовательский материал патологоанатомам. В худшем – самим стать субстанцией, на которую распространятся метастазы.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.