Тарас Прохасько: Все уже есть

Тарас Прохасько: Все уже есть

Как-то я жил в старейшем и самом роскошном отеле Берна. Перед тем и после того ходил между Берном вдоль и поперек. В отеле в номере была лазничка, в которой душ сикав с потолка и со стен из незаметных отверстий, в зависимости от программы, которая была синхронизирована с движениями тела, а в спальне стоял люксовый кофейный аппарат с набором разных кофе. Еще несколько лет я получал от этого отеля карточки – поздравления с днем рождения, которые доходили до почты моего города, а почтовые приносили их в ящик до самого подъезда, пишет Тарас Прохасько в своей очередной колонке на портале Збруч.

Летел на самолете над Альпами, похожими на смятую фольгу. И уже что-то знал про Альпы, потому что читал Карла Маури, и смотрел его в «Клубе кинопутешествий», когда тот разговаривал с Сінкевичем, который незадолго перед тем вернулся из экспедиции с Туром Геєрдалом. А в одном из ящиков в бюрке прадеда лежал нансенівський паспорт деда, а Нансен был героем Геєрдала, а благодаря освобождению деда из итальянского плена – и моим, и я читал роман о нем и о «Фрам» над водопадом, где утонула София Галечко. Там еще было озеро с алюминиевым лодкой, я так много на нем плавал, что руки были черные от блестящих алюминиевых весел, но через несколько лет эта практика плотины значительно приобщилась к тому, что я смог принять участие в ярмарочной лодочной регате в литовском Тракае. И приток среди первых, и все меня поздравляли, потому что я был тогда со Львова, а Львов поддерживал независимость Литвы, хотя в Тракае жил у престарелой польки, которая говорила, что таких кур и гусей, как перед войной уже не было никогда и не будет. И кроме любимого тракайского озера я был еще на двадцать шацких, а на франковском меня время не пускали на лодки с двумя малыми детьми, потому что в наших краях опасные вещи часто не позволяют делать без мамы, но все равно мы много раз выплывали втроем, и порой переживали бурю, порой весла застревали в зарослях водорослей, порой засыпали и один или два раза через это вполне обожглись. И еще я бывал в нескольких водах рек, а на Дунае во многих местах вдоль течения. И несколько лет я ежедневно проводил несколько часов в старом львовском университете. И видел разные клетки разных организмов через разные микроскопы. И вылезал на крыши химического корпуса. Знал лучших поэтов. Они мне что-то рассказывали и чем меня кормили. С ними и без них я пробовал самые качественные напитки мира и пьянел от худших.

К теме: Тарас Прохасько: Бальконна рапсодия

Тридцать лет меня каждый день болел позвоночник. Два раза я имел различные гепатиты. Ломив ногу, обезопасив при этом трехлитровую банку квашеной капусты. Восемь лет изучал музыку. Имею удивительного брата. Снимал на наплічну видеокамеру свадьбы в самых различных селах. Разговаривал с Ющенко и президентом Словении. Годами ездил холодными ночными підміськими поездами. Ночевал на вокзалах. Носил на руках больших тяжелых больных псов. С одним псом выходил на прогулку семь тысяч раз. Поджигал зажигалкой выпущен из баллона дезодорант. Подпирал грудь коня, который тащил по замерзшей траве сани, когда он шел с горы, и пихал его, когда шли вверх. Еще не умея читать, рассматривал цветные иллюстрации многотомной энциклопедии Маєра. Несколько лет был вынужден занимать деньги на жизнь у бандитов и ежемесячно уплачивать проценты. Я знаю несколько говоров, которыми пользуются в наших просторах и через день варю какую-то другую зупу. Имею от детства обмороженные руки и два года назад у меня впервые украли велосипед. Каждый вечер я читаю какую-то книгу и за всю свою жизнь не смог приобрести собственное жилье. Один раз меня копнули в голову, четыре раза на голову падал танковый люк. Я гладил. И меня гладили. И я застал людей, которые перешли первую мировую, польско-украинский, УГА. Русский знаю такую, которой теперь уже мало кто говорит. И почти ничего путного не умею.

К теме: Тарас Прохасько. Исторический спор: как помириться с Польшей

И все же, читая изредка какие-то обучающие статьи о том, как легко, было бы только желание, можно в любой момент радикально изменить свою жизнь к лучшему, думаю о том, как мне страшно повезло. Как судьба дала мне сумасшедший фарт – что я в конце концов, после всего несделанного, попросту имею доступ к таким советам и могу понять, что они невыдуманные, что действительно все возможно, что действительно все может быть, если бы этого захотеть, но зачем, когда и так уже все есть.

К теме: Тарас Прохасько: Закон джунглей

И думаю о тех, которых на самом деле почти большинство. О всех тех, которым место рождения, территория, с которой не выбраться, обстоятельства, которых не преодолеть, просто лес никогда и никак не дадут возможности не то, что что-то изменить, но и узнать, что такое возможно. Такая несправедливость или закономерность: на нуждающихся в по-настоящему советчики не ориентируются. Поэтому, как и во времена Франко, царит темень.

К теме: Тарас Прохасько: Делай, что следует

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.