Тарас Прохасько: Жить рядом

Тарас Прохасько: Жить рядом

У нас была одна соседка, которая каждый день приходила к нам по несколько раз, просто поговорить, рассказать свое, расспросить о нас. Меня удивляли такие долгие разговоры старших, ибо она принадлежала к совсем другому миру, казалось, из-за пропасти. Она была простой малообразованной женщиной, россиянкой, вдовой советского офицера, что прибыл сюда сразу после войны. Несколько десятилетий работала в воєнторгівському магазинчике в одной из частей гарнизона. Мои же родственники зато дружили со всякими обломками довоенного украинского інтеліґентського среды и определенно придерживались противоположных взглядов. И все же соседки дома было больше всего, пишет Тарас Прохасько в своей очередной колонке на портале Збруч.

У нас был маленький огород – участок в социалистическом садовом товариществе. Как-то соседка предложила что-то там сделать. Постепенно она вытеснила всех нас от огородных дел и только приносила пайке собранной овощей, сама же и работала там, и распоряжалась всем по своему усмотрению. В конце концов, так было выгодно всем. Первые годы, отчитываясь о хозяйке, она говорила – на вашем огороде. Затем краткое время говорила – у нас на огороде. А впоследствии перешла на окончательную форму: у меня на огороде. Несмотря признательность и симпатию мирного сосуществования отношение к ней это было в своей основе ироничным.

К теме: Тарас Прохасько: Все уже есть

Зато госпожа Гиба, которая приезжала к нам на лето, рассказывая о своих стрийських соседей, была переполнена презрением, хоть на расстоянии также не была лишена иронии, но уже более близкой к сарказму. Она вела с ними мировоззренческую войну. Соседи держали в хлеву на городском дворе свинью, а котелок с варевом для нее часто выставляли для охлаждения попросту на ступеньки перед своим домом на втором этаже старой каменички. Как раз напротив двери госпожа Гіби. И им много раз делала замечания, что через скважины в ее комнату проникает вонь – не от свиньи, а от горячих помоев. Соседи перепрошували и либо забирали кастрюля, или убеждали, что иначе не может быть, и нет ничего страшного, можно и потерпеть. Они презирали госпожа Гібу за ее панськість. Госпожа Гиба презирала своих соседей по селянськість и простацтво. Они не ссорились, но знали, кто есть кто, и с радостью регулярно получали подтверждение своей мысли. Соседи оставляли варево под дверью, госпожа Гиба делала замечания. Однажды госпожа Гиба не удержалась и перевернула целый тот котелок сверху по лестнице. Ее попустило. Добрые соседи даже не пикнули. На стенах у ворот, еще долго не сходили пятна от цветных жирных капель и потоков. В трудные моменты все дальше помогали друг другу, даже обменивались пасхальными яйцами на Пасху. Но все благие намерения не перестали выстраиваться на зыбкой почве ироничного взаимного пренебрежения.

К теме: Тарас Прохасько: Бальконна рапсодия

Собственно это пренебрежение, или лучше сказать – превосходство, это в лучшем случае насмешка, а через то и недоверие, является определяющим элементом универсального соседства. Обреченность жить рядом, быть переплетенным, ведет к тому, что знание о конце концов комические недостатки ближнего прилагаются к осознанию нерідності, инаковости.

Ироничная высокомерие – несмотря на возможные страхи, ненависть, обиды, злость, претензии и месть – является тем важным элементом соседства, которое позволяет жить мирно в хорошие времена, но оборачивается неожиданными вспышками взаимоуничтожение, когда возникают периоды, благоприятные для уничтожения ради мнимого или действительного самосохранения. Сосед – это тот через кого можешь переступить, когда нужно перейти черту, потому что он не кровный, а предел тебя обрезает.

К теме: Тарас Прохасько. Исторический спор: как помириться с Польшей

Это касается всего – коммунальных квартир, сельских углов, улица на улицу, район на район. Нет большего взаимного превосходства, как в ближайших горных селах, франковцы недолюбливают львовских, львовские насмехаются из тернопольских, все галичане немного насмехаются волыняк, закарпатцев нервничают галичане, а галичанам-то не так с буковинцами. При этом все вместе считают на забавных схидняков, медленных подоляків, низинные на горцев, столичные на провинциальных…В бойковских селах до сих пор ближайшие соседи обращают внимания на то, кто из шляхты, а кто простак, соответственно гуртуючись в церкви.

Что уж говорить о разных белорусов, москалей, молдаван, цыган, поляков, словаков, татаров и мадьяр с румынами. Не говоря уже о то, что все они вместе и в частности думают об украинцах. В лучшем случае – просторы для анекдотов.

К теме: Тарас Прохасько: Закон джунглей

И этого не слишком рационального фактора нельзя не учитывать, говоря о каком-то партнерстве и сотрудничестве. Более того, его следует проговаривать сразу. Каждый раз, когда речь идет о соседские отношения, следует начинать со всех комических стереотипов, предубеждений и анекдотов. И, конечно, с непатетичної самоиронии. Если я глубоко-преглибоко знаю, что поляк смешной в своей гоноровості или еще чем-то, то должен понимать, каким смешным я могу показаться поляку со своими украинскими слабостями. Которые он безошибочно видит, во мне несомненно есть. И немного учитывать это, ибо кто лучше знает, чем сосед.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.