Владимир Ешкилев: О экзистенциальные решения

Владимир Ешкилев: О экзистенциальные решения

Когда вы упираетесь в тупик, есть три варианта. Вы можете расстроиться и повеситься. Вы также можете отложить решение на будущее и наживать мозоль на известном месте, ожидая, когда трупы оппонентов поплывут грязной рекой жизни. И еще один вариант резервируют для каждого добрые ангелы кармы. Вы можете сделать экзистенциальный выбор, войти в особый (высший) состояние включения и бросить вызов судьбе.

Обычно это называют «пан или пропал». Большинство из тех, кто идет третьим путем, пропадает. Меньшинство приобретает не только золотые высоты, но и бриллиантовый опыт. В давние времена такой выбор отождествляли с путем воина. Жреческие корпорации знали о нем, но для хранителей традиции считали нежелательным. В конце концов, в этом есть смысл. Если вы выполняете все ритуалы, не делаете зла и не впадаете в дешевые соблазна, то и в тупик никогда не зайдете.

Не та ситуация с воинами. Они имеют оружие и совершают грех. Глухие углы для таких бойцов – как утром «здрасьте». В конце концов, каждое войско напоминает такое себе движение обреченных, что попали к совместному гигантского тупика. Вот только не все из воинов согласны с общей обреченностью. Несогласные готовы к штурму неба, до встречи с глазами бездны.

Потом именно их назовут героями и простят им грехи войны. В правильном войске они станут генералами. Их будут любить, им будут наливать на халяву. В неправильном их сдадут, пристрелят в затылок, но все равно будут уважать. Именно поэтому неправильное войско способно воевать только с другим неправильным войском.

Следы экзистенциальных решений остаются надолго. Древнее камней перекрестили на скалы Довбуша вовсе не потому, что веселый бандит раздавал деньги бедным. Ведь нет ничего глупее за раздачу бабла лузерам. Это обычаи не воинов, а политиков-от гречки.

Те скалы называли не лузеры. Неудачники не бывают благодарными, названное ими забывают еще до их смерти. Камни перекрестили те из успешных, которые сами мечтали стать веселыми бандитами, однако так и не решились раскулачить соседнего помещика. Они портили женщин кулаков, сочиняли стихи и называли скалы. О них забыли, стихи украли, но названия дошли до правнуков.

Говорят, что времена для героев открываются не часто. Ложь. Если люди совместно принимают экзистенциальное решение, то времена меняют свое назначение. Времена вообще имеют только тот цвет, в который мы их рисуем.

Недавно смотрел фильм о Франковск – «Мой город. Сто лет на экране» – и меня унесло странное ощущение. Я видел город как вечную стоянку кочевников. Одни приходили, другие исчезали. Нынешние дети крестьян также продадут городские квартиры и откатывают до Европы. А все потому, что экзистенциальные решения принимались за пределами нашего города. В нем в основном считали деньги и гадали на убытки. В городе было мало воинов. Здесь застывали перед сплетниками, лизали чиновникам и боялись нового.

Может и прав мэр, когда, словно заклинание, повторяет о «самый христианский город». Если вы не принимаете экзистенциальных решений, то единственное спасение – в содержании ритуала. Однако где-то решения все-таки принимают. Кто-то упорно рисует сутки своим цветом, выпрыгивает за пределы обреченности. Кому-то улыбается (вынужденно или возбужденно) блудная фортуна. И рано или поздно история причвалає сюда, чтобы обернуться на бездну, посмотреть веселыми глазами и дать пинка. Или помогут тогда перетримані ритуалы? Кто знает.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.