Владимир Ешкилев: О поисках и накопления позитива

Владимир Ешкилев: О поисках и накопления позитива

Три дня назад наша дружная компания твердо решила поймать позитивную волну. Потому что уже надоели все эти ужасы и смурні истории, которые льются на головы простолюдинов из всех возможных и невозможных трансляторов. Все эти ДТП, измены, обломы, ухудшение улучшений и реформы ухудшений.

По первоначальному замыслу ловли позитива должно начаться с застолья. Встретились, купили хорошего алкоголя, разложили на столе вкусные блюда и поклялись, что будем говорить исключительно о светлом и радостном.

Давайте об искусстве, предложил кто-то из компании, и все одобрительно закивали: да-да, про искусство, про положительное и светлое искусство. И уже вылетела пробка из бутылки Chateau Bernadotte 2003 года, и уже надра бокалов начали наполняться темно-красным, когда кто-то, собственно, и начал «про искусство»: а слышали про тот концерт, где Ани Лорак…

Все аж подпрыгнули. Ну мы же договорились, напомнили сразу три голоса, и тот, кто вспомнил неуместно, сник и завял. Мы выпили за искусство и уже более сознательный участник застолья завел о мокьюментари – пародийное кино в стиле псевдодокументалистики, которое приобретает популярность не только в узких кругах. Но тут кто-то перепрыгнул из культового «Зеліґа» сначала на Вуди Аллена, затем на Харви Вайнштейна и направление разговора немедленно забраковали.

«И вообще, это неправильно, – заметил самый старший в компании. – Эти все пародии, что в них положительного?» Мы подумали и согласились, что в корневой художественной самобытности изначально заложены зародыши конфликта и что искусство, таким образом, принадлежащее тьме. Актуальности этому выводу придало и то, что как раз сообщили о смерти Чарльза Мэнсона. Итак на обсуждение искусства наложили табу.

Между вторым и третьим тостами компания упорно искала тему для позитивной беседы, вдруг один вспомнил о климатических изменениях. Мы как по команде посмотрели в окно и посоветовали ему замолчать. К тишине, что залегла за столом, промкнулися звуки зомбоящика. Он работал в соседней комнате и, судя из диалогов, показывал садистично кропотливый и мировоззренчески безнадежный процесс преобразования пацанок на барышень. Пришлось идти и просить (очень благородно и позитивно просить) хотя бы уменьшить звук.

Тишина становилась невыносимой и в определенный момент старшему пришлось предупредить: «Только не о политике!». Все облегченно переглянулись и начали о ней. В конце концов, согласитесь, даже в куче политического навоза можно, при большом желании, найти бриллиант позитива. Вопрос лишь в размере желания. Мы неспешно перебрали всех возможных кандидатов в президенты, включая Зеленским и Семеном Семенченко и пришли к положительному выводу, что в широком смысле есть из кого выбирать, а к моменту узкого еще есть время.

Преодолев тематический рубикон, перешли ко второй бутылки, а затем и к третьей. Позитива в разговоре не уменьшалось, но тут к нам присоединился еще один любитель дружеского общения. Узнав, что мы пытаемся копить позитив, он поделился своим.

«Представляете, – сказал он, – вот шел я вчера по улице, такой себе счастливый (дали зарплату). А навстречу мне знакомая. Смотрит на меня и говорит, чего, мол, у тебя такая лыба, как будто тебе где-то намазали. Народ в нищете, говорит, а тебе что, весело? А я на нее посмотрел, она вся злая и перекошенная и так спокойно-спокойно мне стало».

И мы выпили за безграничный и непреодолимый покой.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.