Юрий Андрухович: А теперь уже действительно о языке

Юрий Андрухович: А теперь уже действительно о языке

В течение последней недели меня так часто ставили через запятую рядом с Тарасом Прохасько, что я снова вынужден прибегать к объяснениям очевидного (занятие, которое понемногу начинает определять чуть ли не смысл моего существования – по крайней мере здесь, на родине), пишет Юрий Андрухович в своей очередной колонке на портале Збруч.

Так вот. Несмотря на высокую для меня честь и большое удовольствие столько раз засветиться рядом со старым другом и замечательным писателем, я должен подчеркнуть, что не отвечаю за колонки, подписанные «Тарас Прохасько». Зато за колонки, подписанные «Юрий Андрухович», я несу полную ответственность. Пожалуйста, ничего не перепутайте и не поймите меня наоборот. За Прохасько – Прохаско. По Андруховича – Андрухович. Мы не сиамские близнецы, не структура, не группа, не ложа. Мы не работаем над манифестом или партийной программой. Соответственно и коллективной ответственности за свои индивидуальные поступки нести мы не можем. Мы даже «на кухнях» давненько уже не обсуждали тех проблем, которые вроде бы аж так збульверсували всю ФБ-страну (на самом деле сотню-другую беспокойных и не очень приятных людей).

Моя колонка под названием «Эдіная краина» не была о языке. Речь выступила в ней лишь маркером, лакмусом, проявителем. Говорили же мне – ну все же, безусловно, поняли, только вдали нєпанятлівих! – говорили мне о полном нехватки или, по крайней мере катастрофически низкий уровень взаимного понимания между жителями географически удаленных регионов.

Тарас Прохасько, поддерживая меня в час особо резких на меня атак, написал свою колонку, и она как раз о языке. Теперь же я присоединюсь к теме, которую предложил Тарас, и выскажу несколько собственных соображений. Другими словами – проіншую Прохаськів текст, ведь не зря же Другой Тарас, Великий, завещал всем нам: «Учитесь, братья мои, думайте, іншуйте!..».

Латинский язык знает довольно мудрую поговорку: esse quam videri. Как бы это перевести? Конечно, так упруго и кратко, как в оригинале, не получится. Однако я попытаюсь как можно точнее передать смысл. Esse quam videri – это что-то вроде «Будь, а не показывай из себя». Не так делай вид и представляй на публику, как любой на самом деле тем, кем хочешь (должен) быть.

Много украинцев (из тех, кого Тарас Прохасько предлагает считать русскими), определяясь, особенно в последние годы, с update’ом собственной идентичности (занятие, безусловно, важное и полезное для каждого из нас), отнеслись к набору ідентичнісних признаков как к своеобразному меню, из которого можно выбрать отдельные пункты. Многие из них выбрали как безусловно свои сине-желтую (а следовательно и красно-черную) символику, трезубец (особенно хорошо смотрится на футболках), гимн «Ще не вмерла» (особенно хорошо поется на стадионах). Ладно, все замечательно. Спасибо, дорогие соотечественники, you did it!

Немного погодя подавляющее большинство из них в своем патриотизме пошла еще дальше и выбрала вышиванки. Как можно не радоваться по этому поводу? И мы радуемся. Лично я очень по этому поводу радуюсь.

Но это все пока что в большей степени videri (показывать наружу). А язык – это esse (быть на самом деле). То есть выбор языка гораздо важнее выбора вышиванки. Вышиванку вы просто купите и будете этим гордиться – тем больше, чем больше за нее заплатите. Не хочу впадать в свойственную моим оппонентам злобность и писать на этом месте «Вышиванкой вы просто откупитесь».

Зато язык не купить – даже платными ускоренными курсами. На нее надо решиться – и начать в ней жить. Согласен, психологически это самый сложный пункт из всего нашего с вами меню. За то я такой терпеливый. Я готов ждать ваше вызревания столетиями и не хочу влезать ни в какие навколомовні срачи.

Только же визрівайте таки помаленьку, делайте усилия. Потому что усилия того стоят – в языке-потому что приобретается бытия.

Теперь из частного.

Моя жена носит африканскую прическу с многими косичками – ей она очень подходит. Но когда на прошлой неделе в Берлине мы с ней выходили со станции метро на знаменитом мультикультурном Кройцберзі, где снимали квартиру, мою жену чуть не за руки ловили и каждый раз останавливали чернокожие ребята. Их там десятки и они продают траву. И надо же было видеть их вытянутые (sic!) с удивления лицо, когда моя жена шла себе мимо них дальше, никакой травы не покупая. Видимо, им говорилось о том, что и мне: если ты уже носишь эту прическу (videre), то покупай, пожалуйста, нашу траву и употребляй ее (esse). Любой нашей.

По большому счету мы с Тарасом Прохасько (и здесь на минутку мы вновь оказываемся рядом), те же продавцы травы. И когда наши потенциальные клиенты от нее отказываются, мы становимся немного растерянными. Хоть я и кричу им вслед: «Классная вышиванка!». Как тот африканец, что крикнул вслед моей жене: «Nice rasta!».

И на этом бы все, но не забыть бы.

В комментах так или сяк попрекать войной.

Впрочем о ней когда лучше всего сказал – и все у нас это тысячу раз процитировали – Черчилль. Это же он вроде бы заявил нечто в том духе, что «когда мы, учитывая войну врізаємо финансирование Британского Музея, то скажите мне, за какой хрен мы тогда воюем».

И если бы у нас был сейчас какой-нибудь украинский Черчилль, то он должен был бы сказать аналогично: «Если мы, учитывая войну должны позакрывать роты на поддержку родного языка, то…».

Ну собственно. За что?

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.