Юрий Андрухович: Невидимые нацики

Юрий Андрухович: Невидимые нацики

«В центре города полно копов», – информирует водитель минивэна, встретив меня на железнодорожном вокзале Ґетеборґа. Как и большинство шведов, он наверняка рос на американских фильмах – отсюда в его английском cops, а не policemen.

Но это лишь попутная мое наблюдение, пишет Юрий Андрухович в своей очередной колонке на портале Збруч.

Пока едем до отеля, говорим о том же: о усиленные полицейские меры.

«Разве это уже сегодня?» – спрашиваю у него.
«Завтра, – подтверждает водитель то, что я знал раньше. – Но копов начинают выводить на улицы уже более чем за сутки до начала».
«Тогда это действительно серьезно».
«Никто не знает, серьезно или нет», – не то чтобы успокаивает, но и не особо нагнетает водитель.

Шведы, как мы знаем, народ сдержанный, нордический. Нагнетать и паниковать они не любят.

Это, о чем я спрашивал, – объявленный на завтра марш ультраправых. И то, что он должен состояться в сам разгар крупнейшей в стране международной книжной выставки, к тому же совсем рядом с ней, совершенно не случайно.

«Вы, наверное, уже знаете, что здесь ожидается завтра?» – спрашивает меня гостиничная работница в рецепции, выдавая ключ от номера и инструкцию пользования вай-фаем.

В дальнейшем разговоре выясняется, что мой завтрашний поезд обратно до Стокгольма отходит в самое неблагоприятное время – демонстрация, как она их называет, «неонацистов» именно в эти часы обещает достигнуть своего пика.

«Я не советую вам отправляться на вокзал от нашего отеля, – говорит рецепціоністка. – Его будет отовсюду заблокирован, а движение городского транспорта на несколько часов полностью остановлено».
«Окей, – говорю, – но в моем плане организаторы написали, что мне пришлют машину именно сюда».
«Предложите им изменить этот пункт, – уверенно советует она. – Отсюда вам точно не удастся пробиться на объездную».

Я решаю отнестись к ее совету с максимальной внимательностью. Очень не хочется потерять завтрашний поезд и зависнуть в Гетеборге до неизвестных времен. Я же не приехал сюда ради участия в том правом марше. Я приехал на книжный форум дискутировать о new definitions of freedom, новые дефиниции свободы. А тут вдруг одна из моих свобод (передвижения) может обернуться своей противоположностью.

Атмосфера скандала вокруг Ґетеборзької выставки возникла несколько месяцев назад. Началось с того, что представители нескольких правых (говорят, будто таки очень правых) изданий решили почтить выставку своим активным присутствием и расположить на ней свой стенд. Организаторы некоторое время ломали голову, как на это среагировать, и в конце с участием «неонацистов» вроде бы согласились. После чего все остальные участники стали угрожать выставке бойкотом. Некоторые даже взялись за организацию альтернативной выставки. Тогда организаторы якобы забрали назад свое обещание допустить правых. Вследствие этого правые пообещали им и всему городу огромный, доселе не виданный марш протеста. Мол, соберут сторонников со всей Швеции.

О шведских правых я тем временем кое-что узнал. Например, о том, что некоторые из них по-шведскому странные. Есть среди них, скажем, такие, что называют себя «шведскими демократами» (почему бы и не либералами, черт побери?). Есть и такие, что последовательно атакуют шведских мусульман за пренебрежение віковічною национальной традиции толерантности.

«Если вы против ЛҐБТ и однополых браков, то вон из нашей Швеции!» – предлагают мусульманам эти «ультраправые толерасти».

Чтобы со всем этим неоднозначным спектром как-то себе помочь, надо хорошенько в Швеции пожить. Вжиться в нее. У меня с этим не складывается, потому я лишь на несколько дней. Попутно, вспоминая определенные эксцессы нынешнего львовского форума, констатирую, что не только в Швеции правых потянуло к книгам. Поняли, какая это на самом деле сила, начали читать? Или что с ними творится?

И вот наступает день Х, тревожная суббота. Полицейские кордоны и барьеры вокруг выставочных зданий расставлены уже с раннего утра. День обещает быть солнечным, и в копов отличное настроение. Пропуская меня на выставку, они первыми улыбчиво здороваются уже издалека. Главная их задача – разграничить зоны манифестаций, не допустить физического контакта правого марша с маршем его противников.

После полудня окажется, что второй по количеству участников в двадцать пять раз превысил первый. То есть людей с красно-черными (анархисты), красными (социалисты) и радужными флагами, как и простых «внепартийных» без каких-либо флагов, собралось где-то около десяти тысяч. «Неонацистов» же около четырехсот. Четыре сотни человек.

И ни одной из них я в тот день так и не увидел. Полиция сработала. Разграничение маршей удалось выполнить и перевыполнить.

Нет, одного правого я таки увидел. Но то уже на следующий день в Стокгольме. На первой полосе вечерней газеты в витрине киоска. Он стоял спиной к камере, лысый, массивный, в черном – все, как должно быть. На спине его куртки была надпись NORDFRONT. Этакое некое. Мне даже на мгновение стало по-человечески жаль его такой печальной правоекстремальної одиночества единственного в поле воина.

Но чего же ему ожидать от этой страны с ее ничтожно низким уровнем сяк разлитой в обществе недоаґресії, с ее толерастично улыбающимися копами, с ее гражданской солидарностью, с ее косулями наконец, что на расстояние вытянутой руки подходят к незнакомым прохожим в королевском парке?

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.