Юрий Андрухович: Пережитковий минимум

Юрий Андрухович: Пережитковий минимум

Среди новостей позапрошлого дня я больше всего полюбил эту вот, и теперь не могу ею налюбоваться. Наконец! Наконец Министерство образования и науки прямым текстом и вслух заявило о том, что лично я догадывался, начиная с 1977 года: что студенты – тоже люди. И заявило оно не просто так, а в форме письма к руководителям высших учебных заведений (читай – ректоров, проректоров и деканов). Не смейте, мол, запрещать студентам украинских вузов «в любое время суток» заходить в общежития, где они проживают, пишет Юрий Андрухович в своей очередной колонке на портале Збруч.

От этой новости так и хочется воскликнуть напівзапитально-напівтріумфально: Господи, да неужели?! И хочется благодарить хорошем министерству, но с трепетом я даже не нахожу нужных слов. А еще мне очень захотелось снова пойти в студенты и поселиться в каком-то общежитии. Отныне – с круглосуточной возможностью гулять вне его стен, входить, выходить, зависать, шастать, свистать, исчезать и появляться. И никогда уже не опаздывать к закрытию. Как то со мной не раз бывало и в конце 70-х, и в начале 80-х годов, когда турникеты заблоковували наглухо и до никаких дверей лучше было уже не стучать.

К теме: Юрий Андрухович: Форева! (ВИДЕО)

Всего в студенческих общежитиях я жил дважды: в течение пяти лет в Львове (упомянуты только 70-80-е) и двух лет в Москве (десятилетием позже). О первый гуртожитський период я пишу в «Тайне». Без второго не было бы «Московиады». Разницы между Львовом и Москвой в общежитии смысле фактически не существовало. Теперь есть все основания верить, что львовские общежития наконец начнут отличаться от московских. И дастьбі, не только львовские, но и общежития всей нашей страны.

Потому что до сих пор было, оказывается, как? А так и было – как по «Московиады» или «Тайны». Со всем советским союзом и его маразмами включительно.

К теме: Юрий Андрухович: Каштаны на зиму

Поэтому и сейчас молодые украинцы, которые переехали учиться на Запад, удивляются, что там на входе в общежитие никто их не пантрує. Никаких вахтерок с вполне очевидным навыком работы в колониях и тюрьмах и со смешанными зеківсько-вертухайськими манерами и лексикой. Ни сдачи в залог студенческих и заліковок (в Москве у нас и паспорта отбирали). Наши общежития с их внутренними системами разрешений (а правильнее – запретов) и ограничений были чем-то суровее, чем просто фрагментом карательно-исправительных учреждений, их едва смягченной версией. Недаром и слово «общежитие» так неразрывно заримувалося с «пережиток». А русское слово «общага» близкое к бандитского «общака».

Ох те вахтеры! Хотя прежде всего таки вахтерши. Все как одна с непростой судьбой, прожеваны, а порой и выплюнутые жизнью, одаренные феноменальной недоверием к всех сущих. Особенно к молодым и еще ни в чем не виновных. Как и настоящие тюремниці, они обязательно определяли своих любимцев, так же цепких, как и они сами – тех, кому позволялось больше. И так же обязательно – их противоположность, тех, кого они больше всего ненавидели и пытались выжить или уничтожить любыми методами.

К теме: Юрий Андрухович: Обновлены формы религий

Весенней поры они открывали сезон охоты на влюбленных. Летом ущемляли тех, кто отстал в учебе, а впоследствии – запуганных и на каждое унижение согласных абитуриентов. Зимой самым главным их задачей было найти и обезвредить (читай – присвоить) обогревательные приборы – печки, дуйки, камины и другую бутафорию, нежно называемую «казлами». Осенью же они с особым садизмом визжали на и без того близких к суициду и здезорієнтованих первокурсников.

И что же, теперь получается, что их власти больше не будет?! И что студенты смогут беспрепятственно заходить в своих общежитий даже ночью? Скольких сломанных конечностей, сотрясений мозга и ночевок в парках это им раньше стоило! Скольких конфликтов, шоков и выяснений со стукачами, студсоветами и гуртожитською мафией! Первые обиды, первые нарушения прав человека, первые травмы – из тех, которые не заживают. И что, ничего этого больше не будет?

Неужели таки действительно революция достоинства? Неужели она началась? Нет, вы только почитайте в письме министерства: «Работники общежитий не имеют права безосновательно заходить в комнаты, где живут студенты, безосновательно выселять или привлекать их к принудительным работам, в том числе дежурств». А дальше – еще и о базовое человеческое право на личную жизнь. Черным по белому: «Личная жизнь». И как вам?

К теме: Юрий Андрухович: Невидимые нацики

Мне – чрезвычайно. То есть чрезвычайно нравится. Аж так, что я даже начинаю видеть в этом проявление высшей справедливости: тех, которые – вот уже скоро четыре года исполнится – первыми с ней выступили.

Студентов у нас обижать нельзя, поняли? Последний раз, когда их обидели, то вся Украина поднялась и такое началось…

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.