Юрий Винничук: Красивая мыльный пузырь

Юрий Винничук: Красивая мыльный пузырь

Первый признак неполноценности любого народа – это когда он начинает искать корни своих земляков в каких-то известных миру людей. А потом радоваться, даже, если эти корни очень сомнительные, или ограничиваются бабушкой из Одессы, пишет писатель из ивано-Франковска Юрий Винничук на портале Збруч.

А при том гордиться, что мы великий народ. Но великий народ, даже такой, как шведы, не играет в подобные игры. Хотя есть то, что нас объединяет с некоторыми народами – ныряние в далекую историю с целью вытащить за уши какой-нибудь очередной миф. В частности, о старинное боевое искусство. Эта болезнь захватила уже много разных народов, как в Европе, так и в Азии, и просто непременно должна была прийти и к нам.

К теме: Юрий Винничук: Вновь Петлюры голос слышен в лесу

А затем, как из дырявого мешка госпожи Доры, сыпанули фантазии наших богоугодных патриотов, которые вилущивши одно предложение с Дм. Яворницкого, бросились умножать целые трактаты о характерниках и повальное казацкое характерничество. Не замедлили и боевые гопаки, не зафиксированные ни одним летописцем или историком, а за ними появилась и «древняя» школа женского боевого искусства «Асгарда».

С большим интересом я просмотрел учебник под названием «Асгарда», который призван вооружить женщины искусством рукопашного боя с насильниками и грабителями. С усилием продираясь сквозь языковые дебри, я узнал, что «подведение чаще всего выполняется задней ногой». Ага! Я даже подошел к зеркалу и внимательно обследовал, где у меня задняя нога. Но в книге можно прочитать не только про «заднюю ногу», а о «переднюю» и даже «предню». Но, когда я прочитал, что «в поединке стойка используется для пісідання под руки», то усомнился, не держу в руках какой-то «Кама сутры», если уж здесь речь идет о «данность писи» да еще и «под руки». Интересно кому? Насильнику?

А когда попалась на глаза «стійкака Всадница», я уже и не удивлялся. А чего удивляться? Кака, то кака. Или такой себе «мочевой пузырь». Кто знает: может, и был на Запорожской Сечи какой-то специальный пузырь. Не берусь спорить, авторам виднее.

К теме: Юрий Винничук: Куда ведет слепая улица?

А от пузыря – уже недалеко и до мыльного пузыря. Таким пузырем является, в частности, очень популярная фантазия о какую-то таинственную конференцию в 1934 г. в Париже, где украинский язык занял третье место после французского и персидского. С датой, правда, путаница (то 1928, то 1934), с языками тоже, потому что на месте французского показалась итальянская, а на месте персидского иврит, а на месте украинской – не поверите! – белорусская. Потому и белорусы питают ту самую легенду, вкусно катуляючи ее на языке и угощая доверчивых.

Так эта приятная для каждого украинского сердца мулька путешествует с сайта на сайт, да и перескочила в учебники, хотя никаких достоверных данных про этот конкурс нет. Странно, что украинская пресса 1934-го года ничего об этом не пишет.

Подозреваю, сразу найдутся умники, которые начнут сетовать на советскую цензуру. Но была западноукраинская пресса и эмигрантская. Был во Франции Илько Борщак, который внимательно отслеживал все, что пишут во Франции о Украине и не один миф развеял. В частности и о «Энеиду» Котляревского под мышкой у Наполеона, который якобы таким образом учил украинский, чтобы появиться перед нами, как пра-Саакашвили и поднять народ на борьбу.

К теме: Юрий Винничук: Ода депрессии

А вот про ту конференцию – ни следа. Даже журнал «Родная Речь», который именно в это время в Варшаве редактировал Иван Огиенко. А где-где, а в таком журнале подобная благая весть должна была бы радовать читателей уже с первых страниц минимум в течение года. И ба!

Да и что это за скупые сведения о конкурсе: только название города и год? Какая же институция должна была его организовать, качество специалисты за этим должны стоять и какие-то представители разных языков должны присутствовать. Но мы ничего об этом не знаем. Даже точной даты нет. И недаром же нет – тогда бы легче можно было выявить фейк.

Можно откопать множество цитат известных ученых, не обязательно украинцев, которые очень высоко ставили украинский язык. Например Измаил Срезневский в 1834 г. писал: «этот язык есть один из богатейших языков славянских, что он едва ли уступает богемскому в обилии слов и выражений, польскому в живописности, сербскому в приятности… язык поэтический, музыкальный, живописный».

В статье «Заботимся о фонетическую красоту языка» (1917) Владимир Самойленко, который владел романскими языками и мог сравнить их, заметил, что украинский язык: «когда не занимает первого места по евфонічності, то только из-за того, что в нескольких словах, – немногих, но часто употребляемых, – допускает негармоничное соединение шелестівок: бг, пхн, ткн – комкать, пхнути, ткнуть и вообще нарушает фонетическую равновесие в сторону консонантизму немного чаще, чем языки итальянский и испанский».

То есть видим, что здесь сравнение не в пользу украинской. Но в целом сравнение с итальянской довольно частые. Вот только они грешат фальсификатом.

В частности странствует по интернету и по разным изданиям высказывания поэта-романтика Амвросия Метлинського. Блогер maksymus (Максим Быстрицкий) приводит три разные цитаты вроде одного текста: «Наша украинская речь учитывая благозвучие относится к найкрасших языков на свете. Ученые, порівнуючи наш язык со всеми прочими языками говорят, что она по итальянской, которую признано за найзвучнішу язык, занимает сейчас второе место между всеми языками мира. Что до красоты между славянскими языками занимает первое место.» (Календарь сиротского дома, 1916); «Ученые языковеды признают, что украинский язык – это одна из лучших языков мира. Из европейских языков может идти в паре с ней только итальянская речь, а между роськими язык, то украинский язык заняла первое место.» (Календарь украинской семьи, 1943); «Украинский язык, совсем самостоятельная и рівнорядна с другими славянскими языками, принадлежит к лучшим в мире. Благозвучием и музыкальностью равна ей только одна итальянская речь. К тому же она такая гибкая, и цвітиста выражению, что ею можно проявлять не только нежнейшие движения души и сердца, но и высказывать самые сложные научные идеи» (Большая история Украины, 1948).

Как видим цитаты сильно отличаются, хотя могут походить лишь из одного источника: из статьи А. Метлинського «Заметки относительно южнорусского языка». Статья написана на русском языке и была в последний раз опубликована в антологии «Украинские поэты-романтики 20-40-х годов XIX века». Раньше ее в переводе отрывками печатали в львовском издании произведений А. Метлинського в 1914 г.

Однако и эти цитаты являются фейками, ибо в Метлинського нет сравнения с итальянской, зато есть другое сравнение: «язык южнорусса своей мягкостию и негою то похож на виолончель, то на флейту и общею мелодией приближается к славеноцерковному, который звучит величественным органом».

Но нет, нам хочется позарез сравнение с итальянским, несмотря на все пхн-ткн.

Что же, в американской газете «Свобода» 1 октября 1893 года такое сравнение появилось: «Наша руска язык якъ говорит одинъ ученый прфесоръ Бантишъ-Камѣнскій есть второю по италіяньской что к звучности, что к солодкости, что к придатности пôдъ безсмертни ноты всесвѣтных музыкальных композиторôвъ».

Здесь, конечно, русская – украинская, потому что в то время галичане называли себя русинами. Но действительно Бантыш-Каменский что-то такое писал – неизвестно. И даже, если бы и писал – что с того? Его словам очень далеко до всемирного конкурса языков.

Когда эта легенда появилась? Я помню ее еще с начала 70-тых годов. Впервые услышал о ней из уст преподавателя украинского языка в Ивано-Франковском пединституте (ныне Прикарпатский университет). Позже не раз слышал из разных уст и сам прикладывался к ее распространение.

Очевидно эта легенда родилась там, где и легенда о расстрелянных харьковских студентов в 1950-тых годах и расстрелян (хоть и несуществующий) съезд кобзарей – в диаспоре.

В конце 1980-х, когда цензура лопнул, стали распространять легенду уже все, кому не лень. В частности и Юлиан Сємьонов в интервью журналу «Украина» от 13 апреля 1990 года:

«Юлиан Семенов: кстати, очень люблю украинский язык. Волшебная речь. Не случайно же она заняла третье место в Париже …

Кор. Простите, что Вы имеете в виду?

Юлиан Семенов: Как что? Конкурс языков, который состоялся в 1934 году в Париже. Разве вы не слышали? Наш «великий кормчій», конечно, не мог позволить, чтобы народы Советского Союза принимали участие в этом весьма своеобразном фестивале. Русский язык представляла русская эмиграция, а украинскую – поэты и профессора, которые тоже волею капризной судьбы оказались за границей.

И как, думаете, распределились места? Первое досталось французской. Не потому, что конкурс проходил в Париже. Я знаю этот язык – очень благозвучная и красивая. Второе присудили персидском. Кстати, я изучал фарси в университете. Речь, богатая на образы, метафоры, эпитеты… Третьей была украинская. Почему в Украине мало кому известно».

Для журналистов, несмотря на их филологическое образование, откровения Сємьонова оказалось открытием. Видно, до Киева диаспорные фантазии на ту пору еще не докатились.

Но сейчас достаточно набрать в Гугле «конкурс красоты языков в Париже в 1934» – и посыпется на вас лавина красочных мыльных пузырей, которыми можно без конца любоваться и передавать дальше. Но ни в коем случае не прикасаться пальчиком.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.