Женщина на войне. Почему Надежду Драпогуз собратья прозвали Акулой

Женщина на войне. Почему Надежду Драпогуз собратья прозвали Акулой

На праздничном шествии в День независимости, которая прошла центром Ивано-Франковска, среди многолюдного толпы выделяется женщина в военной форме – Надежда Драпогуз. Она боец и медик 8-го отдельного горно-пехотного батальона. На плечах у нее сидит девочка в синей юбочке и желтой рубашке, на голове пышный венок с сине-желтыми лентами. Это дочь Надежды – шестилетняя Елизавета. Обе этого дня очень нравились фотографам и телеоператорам…

Мысли материализуются

С Надеждой встречаемся на следующий день. Они с Лизой вышли на прогулку. Девочка несет желтый пакет с роликами. Малая – юла еще та. Надежда уверенно с улыбкой идет позади. Становится рядом и смотрит, как Лиза сама переобувается и аккуратно кладет шлепанцы в тот же желтый пакет.

35-летняя Надежда Драпогуз родом с Черниговщины. Она из династии медиков. В свое время работала в санэпидемстанции в Киеве, но уволилась, потому что, говорит, не молчала о взятках. Когда доченьке было два годика, Надежда села за руль – занималась грузовыми перевозками. Не было такого уголка в Украине, где бы не побывала за три года. Смеется, что все говорила о мечте жить или в Черновцах или в ивано-Франковске. «Мысли материализуются, вот жила в Черновцах два года, а сейчас – здесь», – говорит Надежда.

Именно в Черновцах в феврале 2016 года женщина понесла документы в военкомат. О службе думала давно, когда еще война началась. А тут стала бойцом 8-го отдельного горно-пехотного батальона.

Вставай! Ты мужик или баба?

После всех учений по разных полигонах 25 мая их батальон отправили на нулевой сектор – в Красногоровку и Марьинку.

«Заменяли 14-ту бригаду, – говорит Надежда. – Нас сразу «хорошо встретили» – накрыли минометными обстрелами, САУшки вышли, были первые раненые».

На передовую среди трех медиков – ее и еще двух мужчин – Надежда вызвалась сама. Коллеги остались при штабе.

Почему выбрала передок? Говорит, сдружилась с разведчиками и снайперами, поэтому решила пойти к ним, потому что доверяла. Хотя предлагали идти до артиллеристов, которые стояли в 30 км от штаба, но там случился неприятный инцидент. Один из бойцов украл у нее телефон. Как оказалось потом – неоднократно воровал у собратьев.

Надежда наклоняется, чтобы защепить ролики Лиге. На левой руке видна большая татуировка и надпись – shark, с английского – акула. Так Надежду прозвали собратья после того, как наказала вора.Бы

С собой с передовой Надя привезла боевую кошку Мышь. сейчас она живет у родителей. Также долго привыкал к тихой и мирной жизни.

«Палец себе выбила – месяц болел, – смеется она. – Тот парень – двухметровый, здоровенный… Начальник штаба рассказывал, аж за живот брался. Говорит, тот упал, лежит, а я, мол, кричу: «Вставай! Ты мужик или баба?».

Ногами вперед!

На передовой обустроились в заброшенном дачном поселке. Нашли двухэтажную хату. Такое уже битую-перебитую. Каждый раз ее латали, потому что каждую ночь прилетало. Бывало, сепари за 30 метров подбирались.

«Помню, первый мой ранен был как раз на день рождения – 9 июня, – вспоминает Надежда. – Еще, думаю, картошки молодой начищу и сварю с тушенкой. Угощу ребят. Тут звонок на «тапік» – такой проводной передатчик. Слышу «ляпает» из штаба, есть раненый – собирайся, потому что их штабные медики поехали в госпиталь. А надо было ехать на вторую роту».

Надежда взяла бронежилет, каску, сумку с медикаментами и в «таблетку» (старый УАЗик). Доехали до места, а там еще минометный обстрел. Втроем с собратьями как-то добрались до раненого.

«Выносим, а я кричу: «Ногами вперед», – вспоминает Надежда. – А они, мол, нельзя, ибо так только мертвых… Бежим. Ба-бах… Первый, что несет раненого на носилках, падает и ранен – головой до земли. Кричу, видите, почему ногами вперед? Потом слушались».

Рассказывает, что тот, первый, парень был из Буковины, Валерий. «Довезли. Живой, – говорит с улыбкой – Я всех помню поименно, у кого какое ранение. Они мне до сих пор снятся. Звонят, как отблагодарить. Мне самая большая награда, что живые. Был один 200-й, но не боевой – сердце не выдержало».

Такой урожай возле дома собирали каждую ночь. Осколки из 152 калибра

 

«Раз прибегает один молоденький солдат, слова сказать не может, – продолжает Надежда. – Я за сумку и побежала. Приехали на место, а там картина еще та… Коля, снайпер подорвался на гранате, пол-лица нет. Вовремя спасли. Сейчас ему сделали несколько операций, пластика. Он очень красиво рисует. Нарисовал мне на флаге казака, ребята попидписувалися. Тот флаг – очень дорог мне».

На передовой, смеется Надежда, без образования психолога очень хорошо справлялась. Кстати, сейчас она поступила на магистратуру на психологию, в Прикарпатский.

«Ребята меня мамкой называли, – смеется. – Не сестрой, а мамой. Всегда приходили выговориться, совет получить».

15 ноября 2016 года их вывели из Красногоровки до Франковска. «Не хотелось оттуда уезжать, – рассказывает Надежда. – Планировали там добыть до марта. Уже и к зиме подготовились – дрова, дом утеплили. Не хотели опять по полигонах жить».

Сейчас «восьмерка» снова на Донбассе. Надежда отпросилась, чтобы сейчас не ехать, потому что Лиза идет в первый класс. Их батальона, наконец, выделили постоянное место дислокации – в разрушенной военной части в Ценжеві.

Дедушка включил страшное кино

Что самое тяжелое для женщины на войне? Говорит, даже не обстрелы, а я разлука с ребенком, а еще – хоронить своих.

«А так ко всему привыкаешь, – говорит Надежда Драпогуз. – Мне главное было по телефону услышать ее голос. Связь была не всегда – часто глушили. Я каждое утро пыталась дозвониться до мамы с дочкой и к бабушке».

Малая Лиза всем в садике рассказывала, что ее мама на войне. «Однажды мне рассказывает: «Мама, мне такой сон приснился, что ты была на войне и тебя убили, – с улыбкой говорит Надежда. – Говорю: «Я больше не поеду». А она: «Что, правда?».

«То дедушка просто такое кино включил… страшное», – Лиза едет на роликах и кричит издали.

За полгода, что она была на передовой, Надежду однажды пустили домой на несколько дней, чтобы сдала сессию. Тогда еще доучувалась в Нежинском педуниверситете.

«Первую ночь спала с малой, – вспоминает женщина. – Снится, что идет разведгруппа, еще собака в селе залаяла, я срываюсь, хватаю автомат, а то я малую схватила… Неделю боялась после того с ней спать. Ее положу, а сама ночью то чай заварю, по саду похожу, по улице. Отец выйдет из дома: «Сидишь?» Сижу. Вообще не хотелось людей видеть».

«А-а-ай», – громко выкрикивает Лиза уже с разбитым коленом. Берет влажные салфетки, сама вытирает грязь, останавливает кровь.

«Не дави сильно», – спокойно говорит Надежда.

«Печет, мам», – говорит девочка.

«Ну, потерпи. Ты что у меня – не боец?» – нежно говорит Надежда Лиге, а та кивает и… смеется.

radmin

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.